Архив рубрики: Император

ЗАЧЕМ НАДО МОЛИТЬСЯ ПО ЦАРСКОМУ ЧИНУ

«СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года) СКАЧАТЬ>>>


Досточтимые архипастыри и пастыри! Дорогие братья и сестры!

Православные христиане в последние годы все чаще обращаются к теме Монархии, Царской власти, истории Российской Империи. И все чаще звучит вопрос о необходимости возвращения в служебным чинам, имевшим место в Православной Российской Церкви до 1917 года.

Богобоязненными православными христианами складываются Акафисты Царственным мученикам, Царской Династии Романовых, последнему Царю Николаю II Александровичу Романову, читаемые не только келейно и дома, но и в некоторых храмах.

Но чтение Акафистов недостаточно для возвращения к Царскому чину, — необходимо, прежде всего, покаяние в грехе клятвопреступления, совершенного русским народом, нарушившим Соборный обет 1613 года, принесенный нашими предками на верность Царствующему Дому Романовых до Второго Пришествия Господа нашего Иисуса Христа. Данный обет приносился с крестоцелованием.

И следующий шаг после покаяния – возвращение к Царским службам, имевшим место до 1917 года. В частности, Божественной Литургии.

Ниже приводится вступительная статья иерея Романа Зеленского, разъясняющая необходимость молитвы по Царскому чину. Статья приводится в таком виде, как она размещена в репринтном издании Служебника 1901 года, в связи с чем обращаю ваше внимание на то, что данная редакция Служебника 1901 года издания уже содержит некоторые рекомендации, не влияющие на текстовое содержание, почему и называется «Адаптированной редакцией Служебника 1901 года».

Эти рекомендации касаются только лишь временного опущения Царского имени и отчества, и имен и отчеств Царской Семьи.

 «СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года) подготовлен в 4-х частях:

1 часть — Последование вечерни. Последование утрени. Отпусты. Прокимны. Месяцеслов. СКАЧАТЬ>>>

2 часть — БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО СКАЧАТЬ>>>

3 часть — Божественная Литургия Василия Великого. СКАЧАТЬ>>>

4 часть — Божественная Литургия Преждеосвященных. СКАЧАТЬ>>>

 Формат А5.

 Также отдельными книгами подготовлены:

  •  «СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года): БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ ИОАННА ЗЛАТОУСТОГО». Формат А5. СКАЧАТЬ>>>
  • «СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года) — в одной книге все 4 части с незначительными изменениями. СКАЧАТЬ>>>
  • ВСЕНОЩНОЕ БДЕНИЕ для клироса с приложениями. Формат А4. СКАЧАТЬ>>>
  • ВСЕНОЩНОЕ БДЕНИЕ для клироса с приложениями. Формат А5. СКАЧАТЬ>>>

Блаженнейший Феофан,

Митрополит Крутицкий и Коломенский,

Православная Российская Церковь

http://sinodrpc.ru/

http://sinodrpc.info/


 «СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года) СКАЧАТЬ>>>


Сейчас многие православные спрашивают: «А чем, собственно, отличается Божественная литургия Царских времен от нынешней современной литургии?» Этот вопрос задают не случайно, так как люди устали от отвлеченных ответов. Народу нужна правда и конкретные пояснения священника. Поэтому-то я и решил доступно и последовательно донести основные отличительные черты Литургии, на которой стояли и молились наши Самодержцы Всероссийские.

Отец Роман Зеленский

ЗАЧЕМ НАДО МОЛИТЬСЯ ПО ЦАРСКОМУ ЧИНУ

Обращение ко всем архипастырям, священникам и мирянам РПЦ

о Царском Богослужебном Чине

Досточтимые архипастыри, отцы, братья и сестры!

Сегодня особенно актуален вопрос, связанный с Царским Богослужебным чином. Дело в том, что по этому чину Святая наша Матушка Православная Церковь молилась всегда и повсеместно в течение почти двух тысячелетий. Казалось бы, что этот один уже факт должен для нас послужить надежным ориентиром в выборе, связанном с тем по какому служебнику молиться.

1 oRomanНе надо также много говорить о том, что все наши святые отцы, начиная с Царствования Святого Равноапостольного Императора Константина Великого, молились четко и ясно только лишь за Царскую Богоустановленную Власть. В апостольские времена имелись молитвы даже о здравии языческих императоров, которые в большинстве своем гнали православных христиан. А если молились о здравии гонителей, тем более надлежит свято молиться о Православных Государях, которые являются защитниками всякого благочестия и чистоты. Господь наш Иисус Христос ясно говорит, что надлежит воздавать Кесарю Кесарево, то есть, надлежит уважать Царскую Власть, так как она дается Самим Богом. В этом смысле, если мы откроем толковые молитвословы, то ТАК наши предки понимали эту заповедь Христову. И никакого другого смысла в ней нет. Просто необходимо платить подать Кесарю, т.е. Царю, Императору Римской Империи и это правильно, как и прославлять Самого Бога. «Мною царие царствуют и сильные пишут правду» — говорит Господь. И вновь эти Словеса Божии звучат современно, как и современно все Священное Писание.

Что касается Святых Апостолов, то они просто, буквально, уже дали нам прямое указание, что надлежит почитать Царя земнаго и молиться за Него как за Помазанника Божьего Христа Господнего. «Молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за ЦАРЯ и за всех, иже во власти суть, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте: сие бо добро и приятно пред Спасителем нашим Богом…» (1 Тим.2:1-3) Единомыслен в этом со Святым Апостолом Павлом и Святой Апостол Петр, который доносит до нас обязательную для всех христиан заповедь: «Бога бойтеся, царя чтите…» (1Петр.2:17)

Из Царского молитвенного чина извлекается глубинный богословский смысл, в котором есть прямое указание, что Благоверного и Христолюбивого Царя Сам Господь оправдал царствовати на земли. Это прописано в евхаристической молитве сразу после возгласа: «Изрядно о Пресвятей…». Если мы обратимся к началу Утрени, то в богородичне после Царских псалмов черным по белому читаем: «…утверди православных жительство, спаси Благоверного Императора нашего, Емуже повелела еси царствовати, и подаждь Ему с Небесе победу, зане родила еси Бога, Едина Благословенная.» Чего, отцы, нам еще нужно? Каких подтверждений мы еще ждем? Если Сам Господь оправдал Ему, ЦАРЮ, царствовати на земли, а Пресвятая Богородица повелела Ему, ЦАРЮ, свершать тоже самое.

Некоторые из священства сейчас говорят, что Царя сейчас нет, а значит и молиться за Него не нужно, но это стратегическая ошибка, так как в Царском Чине Он есть и пребывает в нем как слово. И это не простое слово. Оно живет и действует на сердца. Это слово не выкинешь из молитвенного текста, так как оно определяет уже по факту своего существования Саму Нашу Православную Веру. Это можно ощутить хотя бы в том, что в конце вечерни и утрени Святая Матерь наша Церковь поет: «Утверди, Боже, Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго Великаго Государя нашего ИМПЕРАТОРА (Его же имя, Господи, Ты веси) и Святую Православную Веру, православных христиан, во век века». Обратим внимание, что сначала церковно утверждается Самодержавная Императорская Власть, а затем уже и Святая Православная Вера. Смысл то отчетливо виден только с Императором может быть утверждена Святая Православная Вера.  А что сейчас получается, без Царя в голове, мы поем об утверждении нашей веры не заботясь об угождении Богу, а Господь все видит …

2 carNikIIОтказавшись от молений за Царя, с 1917 года вся Россия уходит как Евангельский блудный сын от своего отца. Сколько же еще мы будем молитвенно блуждать в своей сотворенной нами же самими стране далече? Не пора ли вспомнить о своем Отце Царе Батюшке и молитвенно вернуться к Нему? А в данном случае только лишь дореволюционный Царский Чин может стать тем единственным мостом, который соединит нас с Богом. Построив этот мост, мы истинно покаемся. Это будет молитвенное возвращение к Великой Российской Империи к Отечеству нашему дорогому. Ко всему тому, чего так сейчас не хватает.

Где сейчас, отцы, моление о Победе? Где сейчас молятся о Державе? Где сейчас молитва о христолюбивом воинстве? Неужели все это невосполнимо утрачено? Зачем придумывать все это, когда есть и всегда был наш родной каноничный Императорский чин?  Не являются ли нами придуманные тексты молитв всего лишь нашим самочинием, пусть даже и обусловленным благочестивым предлогом? Самочиние — это как раз то, что и отдаляет нас от Бога, ведь из Божественной Литургии целые текстовые куски выкинули! Что из себя представляет нынешний современный чин — он подобен дырявой простыне. Представьте себе дырявую простыню, и станет сразу понятным, что есть современный молитвенный чин!

Есть очень правильные и емкие слова из Священного Писания, которые вполне отражают то, что происходит ныне на Божественной Литургии мерзость запустения на святом месте. На священном сосуде, который освящен во Имя Пресвятой Троицы Отца и Сына и Святого Духа дискосе не выкладывается частица за Императора! Казалось бы, какая малость! Подумаешь, какая-то частица! Но это не малость, досточтимые отцы. Это как раз тот краеугольный камень, который отвергли строители и который сделался главою угла. В 1917 году был отвергнут христос земной, и рухнула Великая Империя — Третий Рим. Была отвергнута маленькая частица, а сколько крови пролилось целые реки людской крови! Разве мы не верим в то, что Божественная Литургия это Служба Господня, а изменение, в которой отражается на всю Вселенную! Нет упоминания о Царе и на Святых Антиминсах — вот еще одно запустение!

А Православная Церковь до сих пор поет: «Господи, спаси благочестивыя  и  услыши ны  — это  парафраз (Пс.19:10) Господи! Спаси Царя и услышь нас, когда будем взывать к Тебе».  Прослеживается ясный смысл этого Церковного моления сначала спаси Царя, а затем уже услыши нас. Таким образом, очень все просто получается, что без моления за Царя, Господь нас не захочет услышать, так как мы Его огорчаем тем, что не почитаем своего отца. А так как все наши Государи являются Отцами русского богоизбранного народа, то почитать мы их обязаны. Ведь Сам Царь царствующих и Господь господствующих разделяет Свое Святое Имя с нашими Императорами. Об этом Сам Вседержитель говорит: «И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова, послал меня к вам. Вот Имя Мое навеки, и памятование обо Мне из рода в род». (Исход 3:15).

Наверное, многие вспомнят окончание часов. Чтец произносит Именем Господним благослови, отче. Священник же благословляет следующими словами: Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Получается именно в отцах наших главах нашего народа и проявляется Святое Имя Божие. Получается, что, на проскомидии если не вынимать частицу за Императора это все равно, что, не прославлять Имя Божие. За себя частицы то вынимаем, а за Святое Имя Божие — нет! К тому же если творим запустение на святом месте, мы еще и революционеры, так как самочинно игнорируя, а фактически отвергая Царскую власть каждый раз свершаем мистическую революцию на дискосе, который кстати означает ясли, Голгофу, а затем и Гроб Господень. Если же мы начинаем молиться по Царскому Чину, то перед Богом мы уже не революционеры, а верные Господу люди. Служение Царской Литургии — вот единственный правильный выбор, который сейчас еще может сделать православный священнослужитель.

Интересен Царский молитвенный чин еще тем, что он чужд разных привнесений, которые появились уже после 1917 года. Не было в нем не великого господина, а так же и других господинов. Вообще только через него и постигаешь, кто же в Православной Церкви является настоящим Господином, то есть ГЛАВОЙ Церкви как и всего Государства. По имперскому чину это БОГОПОМАЗАННИК или же что одно и то же ХРИСТОС ГОСПОДЕНЬ Царь Самодержавный. Наши благочестивые предки строили Царство Земное как икону Царства Небесного. Царь же земной был живой иконой Царя Небесного.

Воля Христова пронизывает собою и Небеса и землю. Поэтому интересный для себя и спасительный ответ мы находим в молитве Господней Отче наш: «Отче наш, иже еси на Небесех, да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое: да будет воля Твоя, яко на Небеси, и на земли…» То есть, когда будет святится с нашей стороны Имя Божие Отче, тогда и приидет царствие и на земле.

Мы Господа называем Отцом, Христом и Царем. Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины… — обращаемся мы с молитвой к Святому Духу. Поэтому уважение к Богоустановленной Царской Власти это прямое почтение к Самому Богу! Как говорится: кто не почитает Помазанников Божиих — тот не почитает ПОМАЗАВШЕГО их. Угождение Господу, следовательно, должно быть молитвенным. Молитвенный же образец — это тот, который уже задан еще в царские времена. ПО НЕМУ МОЛИЛОСЬ ПОДАВЛЯЮЩЕЕ ЧИСЛО СВЯТЫХ. Что это, как не свидетельство в пользу данного выбора!

Царский Чин — это молитвенный меч Святорусской Державы! За Вами окончательное слово дорогие архипастыри, отцы, братья и сестры.

 С уважением,

священник Роман Зеленский

P. S. Чтобы служить по неповрежденным многовековым богослужебным текстам следует вместо имени и отчества Государя Николая Александровича, Государыни Александры Феодоровны, Наследника Цесаревича Алексея Николаевича вставлять такие слова: «Его же имя, Господи, Ты веси».

Этот вынужденный пробел можно озвучивать, а можно и не озвучивать. Главное, чтобы наша молитва шла о даровании Богоустановленной Самодержавной власти Православного Царя.

Мы молимся за того Царя, Которого дарует Господь. На это и указывают слова «Его же имя, Господи, Ты веси». Вместо этих слов может допускаться вставка «Отец Отечества». Но здесь, вероятно имеет место некое добавление нового слова в многовековой богослужебный текст. По всей видимости, со временем, когда Господь дарует нам Своего Помазанника, необходимость в этой вставке сама по себе отпадет, так как мы уже будем четко знать имя и отчество нашего Царя — Богопомазанника.

В нынешнее же смутное время, когда могут действовать разные самозванцы, которые захотят внести смуту в сердца верующих, подобная вставка «Его же имя, Господи, Ты веси» может послужить хорошей защитой от антихристовых поползновений. Таким образом, моление за грядущего Государя может выражаться с помощью следующих словесных образов: «О Благочестивейшем, Самодержавнейшем Великом Государе нашем ИМПЕРАТОРЕ «Его же имя, Господи, Ты веси», всея России». Моление же за Святейший Правительствующий Синод также  необходимо. Так как его, как соборную форму правления в Русской Православной Церкви, могла отменить только лишь законная Царская власть, но этого не произошло.

Надо уважать Божью Волю, явленную в благодатных реформах Святого Благоверного Императора Петра Великого. Тем более, моление за Синод позволяет избежать ереси папизма, которая гнездится в словесном молении за великого господина всея Руси патриарха Московского. Не может епископ города Москвы стоять в Богослужебных текстах на месте Царском, его место в Синоде. Патриарх Московский всего лишь первый среди равных ему епископов. Глава Церкви Богом поставленный на это служение Царь Он же и Великий Господин Ея.

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ БОЖЕСТВЕННОЙ ЦАРСКОЙ ЛИТУРГИИ

3 nov1) Возьмем служебник времен Святого Царя нашего Николая Александровича за 1901 год и откроем его в том месте, где начинается Божественная Литургия Святителя Иоанна Златоуста. На проскомидии мы увидим картинку, выделенную красным цветом. На ней представлено расположение частиц на дискосе. Когда священник вынимает частицы на литургии, то он помещает их в последовательном порядке. Сначала он кладет в центре дискоса Святой Агнец, затем с одной стороны частицу из Богородичной просфоры. С другой стороны, девять частиц из Девятичинной просфоры, под которыми выкладывается ОСОБАЯ ЧАСТИЦА за ИМПЕРАТОРА. На картинке вынимания частиц так она и определяется. Чуть ниже располагаются частицы за СИНОД, то есть за здравие архиереев и духовенства, и за ПАТРИАРХОВ, то есть за упокой Царей и Цариц, святейших патриархов и создателей обителей и храмов. Потом только, еще ниже, помещаются на священном сосуде два пояса частиц ЗА ЖИВЫХ и ЗА МЕРТВЫХ.

4 star2) Молитвы перед выниманием частиц из просфор сильно отличаются от нынешних современных молитв, хотя конечно сохраняются и общие черты. При вынимании частицы за СИНОД священник молился: «Помяни Владыко человеколюбче, всякое епископство православных, Святейший Правительствующий Синод, и святейшия патриархи, (и митрополита нашего, имярек, его же есть епархия, или епископа нашего, имярек), честное пресвитерство, во Христе диаконство, и весь священнический чин: игумена, имярек, братию, и сослужебники наша, священники, диаконы, и всю братию нашу, яже призвал еси во твое общение, твоим благоутробием, Всеблагий Владыко».

3) Когда же вынималась частица за Императора, то звучала такая молитва: «Помяни Господи, Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго, Великаго Государя нашего Императора Николая Александровича всея России: Супругу Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Александру Феодоровну: Матерь Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Марию Феодоровну: Благовернаго Государя, Наследника и Великаго Князя Михаила Александровича, и весь Царствующий Дом».

На сегодняшний момент времени вместо имени и отчества нашего Государя следует вставлять ЕГОЖЕ ИМЯ, ГОСПОДИ, ТЫ ВЕСИ. Когда же Господь явит нам Царя, то нужда в этой вставке сама по себе отпадет, так как нам станет известно ИМЯ и ОТЧЕСТВО нашего ОТЦА.

4) Святая Православная Церковь на проскомидии всегда молилась и за упокой Самодержавных Царей и Цариц. По современному же чину, такое моление отсутствует, что невозможно объяснить даже просто с нравственной точки зрения. Священник вынимал частицу из пятой Заупокойной просфоры и молился: О памяти и оставлении грехов святейших патриархов, православных и благочестивых Царей, и благочестивых Цариц, блаженных создателей святыя обители сея.

5 ikonaCarNikII5) На Мирной ектенье звучали следующие прошения: «О Святейшем Правительствующем Синоде, (и о митрополите нашем имярек, егоже область,) честнейшем пресвитерстве, во Христе диаконстве, о всем причте и людях, Господу помолимся.»

«О Благочестивейшем, Самодержавнейшем, Великом Государе нашем Императоре Николае Александровиче всея России: и о Супруге Его, Благочестивейшей Государыне, Императрице Александре Феодоровне: о Матери Его, Благочестивейшей Государыне Императрице Марии Феодоровне, Господу помолимся»

«О Благоверном Государе, Наследнике и Великом Князе Михаиле Александровиче, и о всем Царствующем Доме: о всей палате и воинстве их, Господу помолимся.»

«О пособити и покорити под нозе их всякого врага и супостата, Господу помолимся.»

6) После чтения Святого Евангелия всегда произносится священником или диаконом Сугубая ектенья Рцем вси, еще ее называют Заздравной. Прошения в ней имеют особый Богословский смысл, который совсем исчезает в прошениях современного служебника. Вот как звучала молитва к Богу до революции 1917 года:

«Еще молимся о Благочестивейшем, Самодержавнейшем, Великом Государе нашем Императоре Николае Александровиче, всея России, о державе, победе, пребывании, мире, здравии, спасении Его, и Господу Богу нашему наипаче поспешити и пособити Ему во всех, и покорити под нозе Его всякого врага и супостата.»

Отсюда ясно и четко видно, что Церковь всегда молилась о ДЕРЖАВЕ и о ПОБЕДЕ. Православные всего мира просили Господа, чтобы Он пособил нашему Государю и покорил под ноги Его всякого врага и супостата. Зададим сейчас себе простой вопрос: «А сейчас-то идет ли хотя бы молитва о нашей победе?!». Увы, даже о Победе над злом не молимся. До чего же мы дошли…

Молятся же сейчас не о Державе, а просто о Богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея. А раньше-то о Царе молилась Церковь, как о Богоустановленной Власти. И не просто о воинстве, а о христолюбивом воинстве.

7) Великий Вход воистину Царский был. Духовенство выносило на амвон дискос и чашу, поворачивалось лицом к народу и громогласно возглашало: «Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго, Великаго Государя нашего ИМПЕРАТОРА Николая Александровича всея России, да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Супругу Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Александру Феодоровну, да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Матерь Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Марию Феодоровну, да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Благовернаго Государя, Наследника и Великаго Князя Михаила Александровича, и весь Царствующий Дом, да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Святейший Правительствующий Синод да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков. Всех вас, православных христиан, да помянет Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно, и во веки веков.»

Обратите внимание, никакого великого господина здесь нет и в помине. Перечисляется Царская Семья, Царствующий Дом и Святейший Правительствующий Синод как Собор епископов. Здесь вся полнота Царской Власти, а также и вся полнота епископской власти. Что еще нам православным надо? Неужели можно как-то переиначить эти Богом установленные Власти? За Царя надлежит молиться, так как это наш долг перед Богом. А за Синод надо молиться хотя бы потому, что его никто не отменял. Он как был, так и остался. И в нем вся полнота епископской власти.

8) После возгласа «Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии.» следует тайная евхаристическая молитва. В ней Святая Матерь наша Церковь всегда молилась особо за Государя Императора, наполняя Свои моления уникальными Богословскими смыслами. Вот как звучал отрывок из этой молитвы на литургии Святителя Иоанна Златоуста, выкинутый ныне из современного служебника: «Еще приносим Ти словесную сию службу, о Вселенней, о Святей Соборней и Апостольстей Церкви, о иже в чистоте и честнем жительстве пребывающих: о Благочестивейшем, Самодержавнейшем Великом Государе нашем, Императоре Николае Александровиче всея России: о Супруге Его, Благочестивейшей Государыне, Императрице Александре Феодоровне: о Матери Его, Благочестивейшей Государыне, Императрице Марии Феодоровне: о Благоверном Государе, Наследнике и Великом Князе Михаиле Александровиче, и о всем Царствующем Доме: о всей палате, и воинстве их. Даждь Им Господи мирное Царство, да и мы в тишине Их тихое и безмолвное житие поживем, во всяком благочестии и чистоте.»

Чтобы почувствовать сильный смысловой резонанс между Царской молитвой и современной демократической молитвой достаточно прочесть нынешний служебник в этом же самом месте: «о Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея. Даждь им, Господи, мирное правление, да и мы в тишине их тихое и безмолвное житие поживем, во всяком благочестии и чистоте.» В данном примере важно понять, что предки наши раньше просили МИРНОГО ЦАРСТВА, а сегодня мы просим некоего мирного правления. Ясно, что прошения разные, отсюда разный получается и результат. Как молимся, так и получаем.

9) Еще можно увидеть и осознать, какой важный кусок этой же молитвы пропущен ныне на литургии Святителя Василия Великого. Здесь Богословский смысл вообще заставляет трепетать душу своей значимостью, так как он фактически доказывает необходимость молиться за Царскую Власть. Вот это моление, которое в свое время сильно запало мне в душу и подвигло меня на то, что я начал молиться именно по Царскому Служебнику: «Помяни Господи Благовернаго и Христолюбивого Государя нашего Николая Александровича, Императора и Самодержца Всероссийского, ЕГОЖЕ ОПРАВДАЛ ЕСИ ЦАРСТВОВАТИ НА ЗЕМЛИ, ОРУЖИЕМ ИСТИНЫ, ОРУЖИЕМ БЛАГОВОЛЕНИЯ ВЕНЧАЙ ЕГО, ОСЕНИ НАД ГЛАВОЮ ЕГО В ДЕНЬ БРАНИ, УКРЕПИ ЕГО МЫШЦУ, ВОЗВЫСИ ЕГО ДЕСНИЦУ, УДЕРЖАВИ ЕГО ЦАРСТВО, ПОКОРИ ЕМУ ВСЯ ВАРВАРСКИЯ ЯЗЫКИ БРАНИ ХОТЯЩЫЯ: ДАРУЙ ЕМУ ГЛУБОКИЙ И НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ МИР, ВОЗГЛАГОЛИ В СЕРДЦЕ ЕГО БЛАГАЯ О ЦЕРКВИ ТВОЕЙ, И ВСЕХ ЛЮДЕХ ТВОИХ, ДА В ТИШИНЕ ЕГО ТИХОЕ И БЕЗМОЛВНОЕ ЖИТИЕ ПОЖИВЕМ, ВО ВСЯКОМ БЛАГОЧЕСТИИ И ЧИСТОТЕ.»

Я понял, когда прочитал эти слова, что Сам Господь хочет, чтобы священство молилось за Царя, так как Он уже оправдал Его царствовати на земле. Это просто Воля Божья, чтобы Он был, а значит, Он есть, Он всегда есть у Господа. И только в тишине Его мы будем жить во всяком благочестии и чистоте. Никакая другая власть нам не даст того, что даст Самодержавный Государь, так как только Царская Власть угодна Богу и потому установлена Им. Как отец в семье есть глава, так и Царь на Руси есть Глава Церкви и Отец народа. Без Него не быть России, как телу без головы.

10) На Заамвонной молитве всегда поминался Государь, что сейчас не делается. Хотя греки до сих пор на заамвонной молитве Царей поминают. У них вроде тоже монархии нет, но ведь молятся же, как в Византийской Империи было принято.

11) После отпуста лик (хор) всегда многолетствовал Императора, а сейчас на месте Царском многолетствуют великого господина патриарха всея Руси. Вот как звучало Царское Многолетие: «Благочестивейшаго, Самодержавнейшаго, Великаго Государя Нашего ИМПЕРАТОРА Николая Александровича всея России, Супругу Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Александру Феодоровну, Матерь Его, Благочестивейшую Государыню, Императрицу Марию Феодоровну, и Наследника Его, Благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Михаила Александровича, Святейший Правительствующий Синод, и вся православныя христианы, Господи сохрани Их на многая лета.»

Сейчас же в современном служебнике везде, где только можно Царское Место занимает патриарх. А это очень напоминает ситуацию из Ветхого Завета, когда вместо Моисея выбрали первосвященника Аарона. Пришел Моисей со скрижалями Завета и увидел поклонение не Богу, а золотому тельцу. Тоже самое мы наблюдаем и в Ватикане, когда епископ города Рима становится наместником Христа на земле, то есть Богопомазанника. Папа Римский фактически незаконно восседает на Царском Престоле. Он глава Римской церкви и в тоже время еще и глава целого государства Ватикан. А для папистов-католиков он ассоциируется как отец-папа народа — Царь. Для нас же православных это является паписткой ересью. Но, почему-то, осознаем мы это только через наш родной Царский Богослужебный Чин. Когда же молимся по современному чину, то недалеко уходим от Римского папы, сотворяя такой молитвой уже другого папу — патриарха Московского и всея Руси. Да не будет этого с нами! Мы русские, значит с нами Бог! Господь всех нас вразумляет через Божественную Литургию Царских времен. Аминь.

С уважением,

отец Роман Зеленский


«СЛУЖЕБНИКЪ» (адаптированная редакция Служебника 1901 года) СКАЧАТЬ>>>

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or Сообщить об ошибке to inform us.

НЕКОРРЕКТНОЕ ТОЖДЕСТВО

 Устав Русской православной церкви:

допустимо ли отождествление РПЦ и ПРЦ? *

 Михаил Анатольевич БАБКИН,

доктор исторических наук, профессор

В настоящее время как церковными, так и светскими специалистами в области истории, государственного и церковного права обходится стороной важный вопрос: является ли современная Русская православная церковь (РПЦ) легитимной наследницей дореволюционной Православной российской церкви (ПРЦ) [1]? По умолчанию считается (фактически постулируется), что РПЦ и ПРЦ как в историческом, так и правовом плане – суть одно, что они тождественны. Однако это совсем не очевидно хотя бы потому, что главный юридический документ РПЦ – «Устав Русской Православной Церкви» [2] даёт на этот вопрос едва ли не противоположный ответ.

До 1917 г. Россия [3], как ранее Византия, составляла с Православной церковью единое церковно-политическое тело, единый организм. Одним из показателей этого единства являлась невозможность проведения чёткой границы между светским (в привычном ныне понимании) и церковным законодательством. При этом российскому законодательству не было известно такое юридическое лицо, как Православная российская церковь [4]. Тем не менее структурные установления ПРЦ (храмы, монастыри, духовные учебные заведения, Святейший правительствующий синод и др.) являлись определёнными юридическими единицамисо своими правами. Причём у всех структурных установлений ПРЦ юридические права были весьма ограничены: например, на каждую куплю-продажу объектов недвижимости им необходимо было через Святейший синод испрашивать разрешение императора. Процесс «отдаления» церкви от государства начался лишь после свержения монархии в марте 1917 г., при Временном правительстве [5].

Большевики, захватив власть, 21 января 1918 г. издали декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», более известный под названием «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Он начинался словами: «Церковь отделяется от государства» [6]. Отделив ПРЦ от государства, большевики приравняли её к частным обществам и союзам. При этом они не только не предоставили ей прав юридического лица (которых она до того, повторимся, и не имела), но и все её структурные установления тем же декретом лишили прав юридического лица [7]. После чего в условиях известных советских гонений на духовенство, ПРЦ, не имея вообще никакой государственной регистрации, как централизованная организация юридически переставала существовать. Фактически она атомизировалась на отдельные dejure «неизвестные» государству единицы – епархии, монастыри, храмы.

И хотя с 16 (29) июля 1927 г., после публикации известной «Декларации» заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Нижегородского и Арзамасского Сергия (Страгородского) [8] часть иерархов пошла вслед за её автором на сотрудничество с Объединённым государственным политическим управлением (ОГПУ) и соглашательство с советской властью, но этот факт не позволяет однозначно утверждать, что Сергий возглавил ПРЦ. Ведь единой ПРЦ как таковой не было: ни dejure, ни, по большому счёту, defacto.

Сергий Страгородский был поставлен советской властью dejure и defacto лишь во главе одного из «осколков», оставшихся от исторической ПРЦ. Причём «осколка» едва ли самого крупного: ведь необходимо учитывать, что все многочисленные «непоминающие» митрополита Сергия не относились к его юрисдикции [9].

В начале сентября 1943 г. на базе «сергианского осколка» ПРЦ И.В. Сталиным была создана большая и мощная структура с новым названием «Русская православная церковь» (РПЦ). В частности, была изменена титулатура патриарха Московского: вместо «…и всея России» стала «…и всея Руси». С того же времени епископат РПЦ фактически вошёл в состав советской «знати» [10]. И его представители вплоть до позднесоветских времён тесно сотрудничали с властями страны, участвуя, например, в пропаганде социализма (и в СССР, и за его границами), а также в организации гонений на другие «осколки» ПРЦ.

Касательно преемства РПЦ от ПРЦ «учредительные документы» РПЦ дают весьма противоречивые ответы.

С одной стороны, в действующем с 1991 г. Гражданском уставе РПЦ декларируется об исторической преемственности РПЦ от ПРЦ (гл. I, п. 2): «Русская Православная Церковь ведёт свое историческое бытие от Крещения Руси, имевшего место в 988 году в Киеве при великом князе Владимире. С 1448 года является автокефальной Церковью. С 1589–1700 гг.; 1917–1925 гг. и с 1943 года имела и имеет патриаршую форму управления. До 1942 года именовалась Поместной Российской Православной Церковью. Нынешнее название вошло в употребление с 1943 года» [11].

С другой же стороны, в действующем с 2000 г. Уставе РПЦ о какой-либо юридической и исторической преемственности РПЦ от ПРЦ ничего не говорится. В Уставе констатируется (гл. I, п. 4): «Русская Православная Церковь, при уважении и соблюдении существующих в каждом государстве законов, осуществляет свою деятельность на основе: а) Священного Писания и Священного Предания; б) канонов и правил святых апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов; в) постановлений своих Поместных и Архиерейских Соборов, Священного Синода (! – М.Б.) и Указов Патриарха Московского и всея Руси; г) настоящего Устава» [12].

Нетрудно заметить, что в процитированном пункте (как и в других местах Устава) отсутствуют какие-либо упоминания о церковно-государственных актах периода Российской империи: в первую очередь – об указах и определениях Святейшего правительствующего синода ПРЦ. Упоминаемый же в Уставе РПЦ Священный синод – совершенно иной (!) орган высшего церковного управления, чем Святейший синод. Первый из них был учреждён царём Петром I 25 января 1721 г. и существовал до 1 (14) февраля 1918 г. [13], а второй – создан Поместным собором [14] 7 декабря 1917 г. [15].

Иначе говоря, в Уставе РПЦ называются лишь те комплексы актов церковного «законодательства», которые были созданы или ещё в древней Церкви, или уже в советский и постсоветский периоды. Весь же комплекс законодательных актов о духовенстве, выпущенный с XVIII в. (если не раньше: от Крещения Руси [16]) до 1917 г. в основном документе РПЦ никак не упомянут. При этом церковной властью тот правовой комплекс отменён, по большому счёту (если не вдаваться частности), не был [17]. Тем самым церковно-государственные акты синодального периода в РПЦ фактически «вменены аки не бывшие» [18]. Налицо – определённый «провал» в источниках права РПЦ.

Чем обусловлено появление этого «провала»? Юридической неграмотностью писавших и принимавших основной юридический документ РПЦ? Или тем, что РПЦ – совершенно иная структура, чем ПРЦ? На наш взгляд, от первой версии следует отказаться: ведь действующий Устав РПЦ, как уже говорилось, был принят Архиерейским собором 2000 г. и Поместным собором 2009 г. (т. н. «соборным разумом Церкви»), которых в «неграмотности» трудно заподозрить. Остаётся принять вторую версию: ведь согласно Уставу РПЦ, юридического преемства у РПЦ с ПРЦ нет.

Следует учесть, что указы и определения Святейшего синода в качестве источников права РПЦ не называются и в выпускаемой в РПЦ учебной литературе [19]. Вместе с тем на страницах тех изданий утверждается, что государственные законы о Православной церкви дореволюционного периода, «не авторизованные высшей церковной властью», утратили силу (в силу чего – не поясняется). Там же констатируется: «В новых государственно-правовых условиях внешнее положение Церкви в государстве определяется современным государственным законодательством […]. Право государственной власти Российской империи законодательствовать по внутрицерковным делам с самого начала не имело достаточных канонических оснований» [20]. Однако Святейшим синодом, входившим в состав высших государственных учреждений Российской империи, были авторизованы едва ли не все государственные законы, касавшиеся духовенства. Более того, указы и определения высшего органа церковного управления являлись частью системы российского права. И потому умолчание о том массиве церковно-правовых норм ПРЦ на страницах учебной литературы РПЦ служит ещё одним свидетельством в пользу отсутствия у РПЦ правового преемства с ПРЦ.

Встаёт вопрос: что говорило законодательство об основах деятельности ПРЦ? В «Уставе духовных консисторий» 1841 г., констатировалось (раздел I, ст. 6): «Основания епархиального управления и суда суть: а) Закон Божий, в Священном Писании предложенный; б) Каноны или правила святых апостол, святых соборов Вселенских и Поместных и святых отец; в) Духовный регламент [21] и последовавшие за ним высочайшие указы и определения Святейшего Правительствующего Синода (курсив наш. – М.Б.); г) уставы гражданские [22]». С точностью почти до буквы то же повторялось и в «Уставе духовных консисторий» редакции 1883 г. [23]. Таким образом, у ПРЦ, в отличие от РПЦ, среди источников церковного права фигурировали определения Святейшего правительствующего синода. То есть содержащийся в Уставе РПЦ комплекс норм церковного права (в котором не упоминаются определения Святейшего правительствующего синода) свидетельствует, что сама РПЦ считает, что она – «другая церковь», чем ПРЦ. Вместе с тем Гражданский устав РПЦ формально постулирует обратное…

В целом, с исторической стороны, современную РПЦ можно считать преемницей дореволюционной ПРЦ лишь с известной долей условности. С юридической же стороны, преемства у РПЦ с ПРЦ нет: свидетельством чему – рассмотренные положения ныне действующего Устава РПЦ [24]. И потому использование в качестве тождественных названия и аббревиатуры «РПЦ» и «ПРЦ», строго говоря, некорректно.

 Примечания

[1] В законодательстве Российской империи и в других официальных как светских, так и церковных документах (вплоть до 1942 г.) использовалось название «Православная Российская Церковь». Однако зачастую употреблялись и названия «Российская Православная», «Всероссийская Православная», «Православная Кафолическая Грекороссийская», «Православная Греко-Российская» и «Русская Православная» церковь. При этом соответствующие аббревиатуры (например, «ПРЦ» или «РПЦ») не использовались. После же сентября 1943 г., когда на исторической сцене появилась религиозная организация с фиксированным названием «Русская православная церковь» (о чём ещё будет сказано ниже), в историографии утвердилась аббревиатура «РПЦ». (Вероятно, сокращённое наименование возникло по аналогии с широко распространёнными в тот период аббревиатурами «СССР» и «КПСС»). То же сокращение стало использоваться и в отношении дореволюционной Православной российской церкви.

У РПЦ имеется ещё одно официальное название – «Московский Патриархат», что зафиксировано в Уставах РПЦ 1988 и 2000 гг. (гл. I, п. 2) (см.: Устав об управлении Русской Православной Церкви. М., 1989. с. 3; Устав Русской Православной Церкви. М., 2000. с. 3). В настоящее время в неофициальных источниках вместо аббревиатуры «РПЦ» нередко используется «РПЦ МП» (по аналогии, например, с «УПЦ МП» и «УПЦ КП», обозначающих, соответственно, Украинскую православную церковь Московского патриархата и Украинскую православную церковь Киевского патриархата).

 [2] Первый в истории Устав РПЦ был принят Поместным собором 8 июня 1988 г. (Журнал Московской патриархии (далее – ЖМП). 1988. № 9. с. 19–20; см.: Устав об управлении Русской Православной Церкви. М., 1989). Следующий, ныне действующий Устав был принят Архиерейским собором 2000 г. и утверждён Поместным собором 2009 г. В 2008 и 2011 гг. Архиерейскими соборами в него вносились некоторые дополнения и поправки. Архиерейский же собор 2013 г. принял «исправленную и дополненную редакцию» Устава. В ней вместо прежних 18 глав стало 23. (См.: Устав Русской Православной Церкви. М., 2000; ЖМП. 2008. № 8. с. 19–20, 2009. № 2. с. 20, 2011. № 3. с. 73–77, 2013. № 3. с. 10; http://www.patriarchia.ru/db/text/428872.html , http://www.patriarchia.ru/db/text/543677.html , http://www.patriarchia.ru/db/text/1403020.html , http://sobor.patriarchia.ru/db/text/1403020.html и http://www.patriarchia.ru/db/document/133114/ .)

 [3] О статусах различных наименований России в XVII–XXI вв. см.: Галузо В.Н. Конституционно-правовой статус России: проблема именования государства // Вестник Московского университета МВД России. 2010. № 5. с. 119–123.

 [4] В императорской России функции государства и церкви переплетались: государство исполняло часть традиционно церковных дел (например, общественное призрение, просвещение), ПРЦ же выступала как судебная, исполнительная и отчасти законодательная инстанция. О взаимовлиянии государственного и церковного права в XVIII – начале XX вв. см.: Дорская А.А. Государственное и церковное право Российской империи: проблемы взаимодействия и взаимовлияния. СПб., 2004.

В современном Уставе РПЦ констатируется (гл. I, п. 5): «Русская Православная Церковь зарегистрирована в качестве юридического лица в Российской Федерации как централизованная религиозная организация» (Устав Русской Православной Церкви. 2000. с. 4; или: http://www.patriarchia.ru/db/text/133115.html ).

[5] Подробнее о соответствующих событиях и политической позиции духовенства см.: Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) /Сост., авт. предисловия и комментариев М.А. Бабкин. М., 2008. с. 23–424; Бабкин М.А. Священство и Царство (Россия, начало XX в. – 1918 г.). Исследования и материалы. М., 2011. с. 197–556). О предпосылках и причинах революции 1917 г. см.: Миронов Б.Н. Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII – начало XX века. М., 2012. с. 563–703.

 [6] Известия Центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1918. № 16 (280). 21 января. с. 2; Прибавления к Церковным ведомостям. 1918. № 2. с. 98–99.

 [7] 11 (24) августа 1918 г. Народным комиссариатом юстиции была принята и 17 (30) числа того же месяца опубликована «Инструкция» по проведению в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». В ней, помимо прочего, подробно регламентировались отношения местных властей с религиозными обществами и организациями: последние были лишены прав юридических лиц. (См.: Известия Всероссийского центрального исполнительного комитета Советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов и Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов. 1918. № 186 (450). 30 августа. с. 5; Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства за 1918 г. М., 1942. № 62. Ст. 685. с. 849–858.) «Инструкция» содержала некорректность: в ней говорилось, что Православная церковь «лишается» прав юридического лица. Однако ПРЦ, как единая централизованная организация, никогда не имела этого права (о чём уже говорилось). В вышеупомянутом же декрете от 21 января 1918 г. констатировалось, что ПРЦ (как и прочие церковные и религиозные общества) прав юридического лица не имеет.

 [8] «Послание» (или «Декларации» «Об отношении Православной российской церкви к существующей гражданской власти») от 16 (29) июля 1927 г. положило начало сближению и тесному сотрудничеству значительной части духовенства исторической ПРЦ и советского государства. «Декларация» была подписана заместителем патриаршего местоблюстителя митрополитом Нижегородским и Арзамасским Сергием (Страгородским) и членами Временного при нём патриаршего Священного синода. (Её текст см.: Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1927. № 188 (3122). 19 августа. с. 4). «Декларацию» не признала значительная часть духовенства: главным образом – архипастыри и пастыри, принадлежавшие к «Катакомбной» и «Зарубежной» церквям. Пошедшую на сотрудничество с советской властью часть исторической ПРЦ они стали именовать «советской», или «красной» церковью. (См. об этом, например: Андреев И.М. О положении Православной Церкви в Советском Союзе. Катакомбная Церковь в СССР. Доклад, прочитанный 7 декабря 1950 г. перед Архиерейским Собором. N.Y., Джорданвилль, 1951; Антоний [Синькевич], епископ Лос-Анжелесский. О положении Церкви в советской России и о духовной жизни русского народа. Доклад архиерейскому собору 1959 г. епископа Лос-Анжелесского Антония. N.Y., Джорданвилль, 1960; Польский М., священник. Положение Церкви в Советской России. Очерк бежавшего из России священника. СПб., 1995).

 [9] Вопрос о неочевидности законного преемства от ПРЦ высшей церковной власти митрополита Сергия (Страгородского) (с 8 сентября 1943 г. – первого патриарха РПЦ), мы оставляем в стороне. На эту тему см., например: Польский М., священник. Указ. соч.; Мосс В. Православная Церковь на перепутье. (1917–1999 гг.) /Пер. с англ., редактор перевода Т.А. Сенина. СПб., 2001. с. 117–172; Лавров В.М., Лобанов В.В., Лобанова И.В., Мазырин А.В. Иерархия Русской Православной церкви, патриаршество и государство в революционную эпоху. М., 2008. с. 302, 305–307.

 [10] После «перелома» в Великой Отечественной войне, 4 сентября 1943 г. в Кремле состоялась историческая встреча генсека с тремя иерархами РПЦ: с патриаршим местоблюстителем митрополитом Московским и Коломенским Сергием (Страгородским), митрополитом Ленинградским и Новгородским Алексием (Симанским) и экзархом Украины, митрополитом Киевским и Галицким Николаем (Ярушевичем) (Известия Советов депутатов трудящихся СССР. 1943. № 210 (8203). 5 сентября. с. 1). «Богопоставленный Вождь» (неоднократное именование И.В. Сталина патриархом Сергием. – М.Б.) распорядился предоставить РПЦ ряд помещений, снабдить высших иерархов продуктами, транспортом, топливом, разрешил избрать патриарха, открыть приходы и духовные школы. С того дня берёт начало новый этап взаимодействий РПЦ с советским государством. Исследователями он характеризуется, как «Русская Церковь в центре «большой политики»» (Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. (Государственно-церковные отношения в СССР в 1939–1964 гг.). М., 2005. с. 284–286; Болотов С.В. Русская Православная Церковь и международная политика СССР в 1930-е – 1950-е годы. М., 2011. с. 68–286).

В конце II Мировой войны, 22 августа 1945 г. Совет народных комиссаров СССР принял постановление, которым предоставил церковным органам (Московской патриархии, епархиальным управлениям, приходским общинам и монастырям) юридических прав на приобретение транспортных средств, производство церковной утвари, предметов религиозного культа и продажи этих предметов общинам верующих, аренду, строительство и покупку в собственность домов для церковных надобностей с разрешения уполномоченных Совета по делам Русской православной церкви в областях, краях и республиках (Русская православная церковь в советское время. 1917–1991 гг. Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью /Сост. Г. Штриккер. М., 1995. Кн. 1. с. 364–365).

 [11] ЖМП. 1991. № 10. с. 11.

 [12] Устав Русской Православной Церкви. 2000. с. 3–4; http://www.patriarchia.ru/db/text/419782.html

[13] Синод (по-гречески – σύνοδος, означает собор), или постоянно действующий «малый церковный собор». Святейший синод, своей властью приравненный к власти патриарха, первоначально именовался «Духовной Коллегией, т. е. Духовным Соборным Правительством». 12 февраля 1721 г. царь Пётр I распорядился, чтобы на богослужениях моления возносились «О Святейшем Синоде или о Святейшем Правительствующем Синоде» (Полное собрание законов Российской империи с 1649 года (далее – ПСЗ-1). СПб., 1830. Т. VI: 1720–1722 гг. Ст. 3734. с. 355–356; Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания (далее – ПСПиР). СПб., 1879. Т. 1: 1721 г. с. 33–34).

 [14] Поместный собор ПРЦ отрылся 15 августа 1917 г. В его состав было избрано и назначено по должности 564 человека: 80 архиереев (т. е. примерно каждый второй из общего количества «штатных» в тот момент иерархов РПЦ), 129 лиц пресвитерского сана, 10 дьяконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян. (См.: Церковные ведомости. 1917. № 29. с. 207–211; Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М., 1994. Т. 1. с. 11–20, 60–133.)

О Поместном соборе 1917–1918 гг. см., например: Фирсов С.Л. Русская Церковь накануне перемен. (Конец 1890-х – 1918 гг.) М., 2002. с. 535–565; Иакинф (Дестивель), священник, монах. Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917–1918 гг. и принцип соборности /Пер. с франц. М., 2008; Бабкин М.А. Священство и Царство … Указ. соч. с. 453–461, 471–496.

 [15] 5 ноября 1917 г. на российское патриаршество, упразднённое царём Петром I 25 января 1721 г., Поместным собором ПРЦ был избран митрополит Московский и Коломенский Тихон (Беллавин). Через месяц, 7 декабря тем же Поместным собором были приняты определения «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете», а также тайным голосованием избраны члены Священного синода. Священный синод был образован не в результате какого-либо «трансформирования» Святейшего правительствующего синода, не на «базе» его, а как совершенно новая церковная инстанция. На следующий день, 8 числа Поместный собор принял определения «О правах и обязанностях святейшего патриарха Московского и всея России» и «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления». Полномочия прежнего высшего органа церковного управления (Святейшего правительствующего синода) распределялись между новыми инстанциями – патриархом, Священным синодом и Высшим церковным советом. (Деяния Священного Собора … 1996. Т. 5. Деяние 61. с. 325–334, 345; Деяние 62. с. 347–349, 352–355; Деяние 63. с. 356–362; Собрание определений и постановлений Священного собора Православной российской церкви 1917–1918 гг. М., 1994. Репринтное издание 1918 г. Вып. 1. с. 4–16).

31 января 1918 г. Поместный собор постановил, что «Священный синод и Высший церковный совет приступают к исполнению своих обязанностей с 1-го февраля 1918 г.» (Деяния Священного Собора … 1996. Т. 6. Деяние 74. с. 207). И в первый февральский день (вместе с переходом страны на григорианский стиль) было издано определение «Святейшего Правительствующего (sic! – М.Б.) Синода» РПЦ. В нём значилось: «…Приказали: В виду состоявшегося постановления Священного (здесь и далее курсив наш. – М.Б.) Собора [от 31 января 1918 г.], Святейший Синод определяет: считать свои полномочия оконченными и все дела Святейшего Синода почитает переданными Святейшему Патриарху, Священному синоду и Высшему Церковному Совету» (Церковные ведомости. 1918. № 7-8. с. 37; Деяния Священного Собора … 1999. Т. 7. Деяние 84. с. 25).

Утром 3 (16) февраля 1918 г. на пленарном заседании Поместного собора были приняты «Предначертания о вступлении Священного Синода и Высшего Церковного Совета в их служение». В том документе, помимо прочего, говорилось: «1. Священный Синод и Высший Церковный Совет вступают в исполнение своего служения с 1 февраля 1918 года и принимают от Святейшего Синода все дела церковного управления. […] 3. Канцелярия Святейшего Синода и прочие состоящие при нём учреждения, переходят в полном своём составе в ведение новых органов (курсив наш. – М.Б.) высшего Церковного Управления» (Деяния Священного Собора … 1996. Т. 6. Деяние 76. с. 246). Первое соединённое присутствие двух новых органов церковного управления под председательством патриарха состоялось тогда же: в 12 часов дня. На нём патриарх Московский и всея России Тихон (Беллавин) сказал приветственную речь. В ней, в частности, было обращено внимание присутствовавших на совпадение дат: 14 февраля 1721 г. Святейший правительствующий синод начал свою работу, и в этот же день (14 февраля, хотя уже по новому стилю) 1918 г. он её прекратил (ПСПиР. 1879. Т. 1: 1721 г. с. 33–34; Прибавления к Церковным ведомостям. Пг., 1918. № 5. с. 198–199, № 7-8. с. 322–323; Деяния Священного Собора … 1999. Т. 7. Деяние 84. с. 26).

Таким образом, в названных определениях Поместного собора и Святейшего правительствующего синода, а также в указанной речи патриарха нашло отражение, что созданные в ноябре-декабре 1917 г. новые инстанции управления ПРЦ ведут своё начало от Поместного собора, а вовсе не от «императорского» Святейшего правительствующего синода.– «наследия царизма» в Русской церкви.

 [16] Автор настоящей статьи не ставит перед собой задачу строгого определения и обоснования хронологических рамок существования ПРЦ и РПЦ.

 [17] Например, одним из ключевых, неизменных положений норм российского права, которым до 1917 г. определялся порядок наследования личного имущества монашествующих православного духовенства было то, что все без исключения монашествующие (включая архиереев) были лишены прав приобретения, владения и наследования недвижимости. Эта норма, впервые прозвучавшая в Соборном уложении 1649 года (гл. XVII, ст. 42–44), на протяжении двух с половиной веков по различным поводам была неоднократно повторена в высочайших актах, решениях Сената и определениях высших органов церковного управления. (См.: ПСЗ-1. 1830. Т. I. Ст. 1. с. 96–98, Т. VII. Ст. 4450. с. 230, Т. XIV. Ст. 10237. с. 148, Т. XXIII. Ст. 17488. с. 916–917, Т. XXXI. Ст. 24246. с. 200, Т. XXXII. Ст. 25162. с. 373; Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е (далее – ПСЗ-2). СПб., 1832. Т. VI. Отд. второе. Ст. 4844 (§ 9). с. 98; Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е (далее – ПСЗ-3). СПб., 1886. Т. III. Ст. 1495. с. 126–128.) Хотя эти нормы церковного права не были отменены никакой из инстанций, в РПЦ они преданы забвению. (См. подробно: Бабкин М.А. Регулирование имущественных прав православного монашествующего духовенства в «Своде законов Российской империи» (изд. 1876–1917 гг.) // Право и государство: теория и практика. 2012. № 11 (95). с. 96–105; его же. Вопрос о личном имуществе насельников монастырей в документах Предсоборного совета Русской православной церкви (июль 1917 г.) // Отечественные архивы. 2013. № 4. с. 60–66; его же. Особенности правового регулирования статуса епископа в Русской православной церкви (с 1917 г.) // Право и жизнь. 2014. № 1 (187). с. 164–183; его же. Право завещания монашествующих: решения 1917 года // Вопросы истории. 2014. № 2. с. 3–16.)

 [18] О преемстве с ПРЦ ничего не говорилось и в первом Уставе РПЦ, принятом Поместным собором 8 июня 1988 г. В нём констатировалось (гл. I, п. 4): «Русская Православная Церковь осуществляет свою деятельность на основе: а) Священного Писания и Священного Предания; б) канонов и правил святых апостолов, святых Вселенских и Поместных Соборов и святых отцов; в) постановлений своих Поместных Соборов; г) настоящего Устава, при уважении и соблюдении государственных законов» (Устав об управлении Русской Православной Церкви. М., 1989. с. 3).

 [19] См., например: Цыпин В.А., протоиерей. Церковное право. Курс лекций. М., 1994. с. 116–119; его же. Курс церковного права. Учебное пособие. Клин, 2004. с. 149–159; его же. Каноническое право. М., 2009. с. 248–260.

 [20] Цыпин В.А., протоиерей. Курс церковного права. Указ. соч. 2004. с. 159; его же. Каноническое право. 2009. с. 259. Практически дословно этот тезис звучал и ранее, см.: его же. Церковное право. … Указ. соч. 1994. с. 118.

 [21] В преамбуле выпущенного в 25 января 1721 г. «Духовного регламента» говорилось, что основанием синодального церковного управления являются: «Закон Божий, в Священном Писании предложенный, тако ж каноны, или правила соборные святых отец и уставы гражданские, слову Божию согласные, собственной себе книги требуют и зде[сь] не вмещаются» (ПСЗ-1. 1830. Т. VI: 1720–1722 гг. Ст. 3718. с. 315–316; ПСПиР. 1879. Т. 1: 1721 г. Ст. 1. с. 2–3).

[22] Поскольку в Российской империи государство с ПРЦ были слиты воедино, то государственные законы, регламентировавшие различные стороны деятельности духовенства, становились и нормами церковного права.

 [23] См.: ПСЗ-2. 1842. Т. XVI. Отделение первое: 1841 г. Ст. 14409. с. 222; ПСЗ-3. 1886. Т. III: 1883 г. Ст. 1495. с. 111.

 [24] Как следствие сделанного вывода, встаёт вопрос о том, легитимно ли владение РПЦ имуществом, ранее находившемся у дореволюционной ПРЦ? Поиск ответ на этот вопрос требует отдельного исследования.

 Автор: Михаил Анатольевич БАБКИН, доктор исторических наук, профессор.

 * Публикуется авторский вариант текста. С незначительными редакционными правками статья увидела свет на страницах журнала, издаваемого РАН.

Источник: Бабкин М.А. Устав Русской православной церкви: допустимо ли отождествление РПЦ и ПРЦ? // Общественные науки и современность. М., 2015. № 1. С. 108–114.

 Источник

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or Сообщить об ошибке to inform us.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ СПИСОК ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ, ЦАРЕЙ, ИМПЕРАТОРОВ И ИМПЕРАТРИЦ РОССИЙСКИХ

ГРАФ М. В. ТОЛСТОЙ

 РАССКАЗЫ ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

 ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ СПИСОК ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ, ЦАРЕЙ, ИМПЕРАТОРОВ И ИМПЕРАТРИЦ РОССИЙСКИХ

ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ
В Новгороде

Рюрик (862—879)

В Киеве

Олег (879—912)
Игорь Рюрикович (912—945)
Святая Ольга (945—955)
Святослав Игоревич (955—972)
Ярополк I Святославич (972—980)
Святой Владимир I Святославич (980—1015)
Святополк I Ярополкович (1015—1018)
Святой Ярослав I Владимирович (1019—1054)
Святой Изяслав I Ярославич (1054—1073)
Святой Святослав II Ярославич (1043—1076)
Святой Изяслав I Ярославич (опять 1076—1078)
Всеволод I Ярославич (1078—1093)
Святополк II Изяславич (1093—1113)
Святой Владимир II Всеволодович Мономах (1113—1125)
Святой Мстислав I (Феодор) Владимирович Великий (1125—1132)
Ярополк II Владимирович (1132—1139)
Всеволод II Олегович (1139—1146)
Святой Игорь II Олегович (1146 г., около недели или двух)
Изяслав II Мстиславич (1146—1154)
Юрий (Георгий) Владимирович Долгорукий (1155—1157)
Изяслав III Давидович (1157—1159)

В Киеве и Владимире

Святой Андрей I Георгиевич Боголюбский во Владимире (1157—1174)
Святой Ростислав (Михаил) Мстиславич в Киеве (1159—1167)
Мстислав II Изяславич в Киеве (1167—1169)
Владимир III Мстиславич в Киеве (1169—1172)
Святой Михаил I Георгиевич во Владимире (1174—1176)
Всеволод III Георгиевич во Владимире (1176—1212)
Роман Ростиславич в Киеве (1173—1177)
Святослав III Всеволодовича Киеве (1177—1195)
Рюрик II Ростиславич в Киеве (1195—1211)
Святой Георгий II Всеволодович во Владимире (1212—1216)
Всеволод III Святославич в Киеве (1212—1214)
Константин Всеволодович во Владимире (1216—1219)
Георгий II Всеволодович опять во Владимире (1219—1238)
Мстислав III Романович в Киеве (1214—1224)
Владимир IV Рюрикович в Киеве (1224—1240)

Во Владимире, но жили в других местах

Святой Ярослав II Всеволодович (1238—1246)
Святослав III Всеволодович (1246—1248)
Михаил II Ярославич во Владимире (1248 г., полгода)
Андрей II Ярославич (1249—1252)
Святой Александр I Ярославич Невский (1252—1263)
Ярослав III Ярославич (1263—1272)
Василий I Ярославич (и в Костроме, 1272—1276)
Святой Димитрий I Александрович в Переяславле Залесском (1276—1294)
Андрей III Александрович (и в Городце, 1294—1304)
Святой Михаил III Ярославич (и в Твери, 1305—1318)
Георгий III Даниилович (и в Москве, 1319—1322)
Святой Димитрий II Михайлович в Твери (1325)
Александр II Михайлович в Твери (1325—1328)

В Москве

Святой Иоанн I Даниилович Калита (1328—1340)
Симеон Иоаннович Гордый (1340—1353)
Иоанн II Иоаннович (1353—1359)
Димитрий III Константинович Суздальский (1359—1363 гг., † 1384 в Нижнем Новгороде)
Святой Димитрий IV Иоаннович Донской (1363—1389)
Василий II Димитриевич (1389—1425)
Василий Васильевич Темный (1425—1462)
Иоанн III Васильевич (1462—1505)
Василий IV Иоаннович (1505—1533)

ЦАРИ

Иоанн IV Васильевич Грозный (1533—1584)
Святой Феодор I Иоаннович (1584—1598)
Борис Феодорович Годунов (1598—1605)
Феодор II Борисович (1605) [*]
Василий Иоаннович Шуйский (1606—1610)
Муждуцарствие (1610—1613)
Михаил Феодорович Романов (1613—1645)
Алексий Михайлович (1645—1676)
Феодор III Алексеевич (1676—1682)
Иоанн V и Петр I Алексеевичи (1682—1689)
Петр I (царь 1689—1721)

ИМПЕРАТОРЫ И ИМПЕРАТРИЦЫ В ПЕТЕРБУРГЕ

Петр I (1721—1725)
Екатерина I Алексеевна (1725—1727)
Петр II Алексеевич (1727—1730)
Анна Иоанновна (1730—1740)
Иоанн VI Антонович (1740—1741)
Елисавета Петровна (1741—1761)
Петр III Феодорович (1761—1762)
Екатерина II Алексеевна (1762—1796)
Павел I Петрович (1796—1801)
Александр I Павлович (1801—1825)
Николай I Павлович (1825—1855)
Александр II Николаевич (1855—1881)
Александр III Александрович (1881—1894)
Николай II Александрович (1894—1917)


* В 1605—1606 годах царский престол занимал самозванец Григорий Отрепьев («Лжедмитрий»).

Источник

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or Сообщить об ошибке to inform us.

«СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО» М. Бабкин

«СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО» Читать онлайн>>>

+++

СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО

 ДУХОВЕНСТВО ПРАВОСЛАВНОЙ РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ И СВЕРЖЕНИЕ МОНАРХИИ (НАЧАЛО XX В. – 1918 Г.)

 МИХАИЛ БАБКИН,

профессор кафедры истории России новейшего времени Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета

 Тезисы доклада на социологическом факультете МГУ, Москва, 27 мая 2010 г.

 Российская империя и Православная церковь составляли единое церковно-политическое тело, единый организм. И государство (Империя), и Церковь, по существу, являлись двумя ипостасями этого нераздельного тела, находившегося под скипетром православного самодержца. Одним из показателей их единства являлась невозможность проведения чёткой границы между светским (в привычном ныне понимании) и церковным законодательством. Связь Империи и Православной российской церкви (далее – РПЦ) была в первую очередь сакральной, а не оформленной юридически.

 Высшим органом церковного управления (но не власти) являлся учреждённый 25 января 1721 г. царём Петром I Святейший правительствующий синод – своеобразное сословное представительство при верховной власти, своей властью приравненным к власти патриарха, или постоянно действующий «малый церковный собор» (синод, по-гречески – σύνοδος, означает собор).

 Деятельность синода контролировало назначавшееся императором светское лицо – обер-прокурор Св. синода, являвшийся официальным представителем власти Его Величества. Юридической основой создания института обер-прокуратуры была необходимость доклада верховной власти о течении церковных дел. На обер-прокуроре лежали функции охранения государственных интересов в сфере церковного управления и контроля над органами власти РПЦ в центре (Св. синодом) и на местах (духовными консисториями). Хотя обер-прокуроры и имели практически неограниченные возможности влияния на органы центральной и местной церковной власти, однако этим правом они практически не пользовались, предпочитая не участвовать в деле чисто церковного управления. В целом же компетенция обер-прокурора ограничивалась административным управлением и не распространялась на сферу вероисповедания и церковного права.

 Юридически участие императора в церковных делах повышало статус РПЦ и её постановлений. Акты Св. синода, изданные «по указу Е.И.В.», в виде указов, уставов или законов вносились в собрание законов Российской империи.

 Единство империи и церкви, основанное на православной вере, хотя и не было лишено недостатков, но, в целом, было очень плодотворным. Империя, поддерживая Русскую церковь морально и материально через институт обер-прокуратуры, избавляла епископат от рутинной бюрократически-канцелярской работы (связанной, например, с хозяйственной деятельностью и поисками источников финансирования), поддерживала просветительскую и миссионерскую её деятельность. Православной церкви в Российской империи были созданы условия наибольшего благоприятствования. В Основных законах насчитывалось более тысячи статей, оберегавших привилегии и имущественные права РПЦ. Архиереи фактически являлись высшими духовными сановниками империи. По табели о рангах митрополиты, архиепископы и епископы приравнивались к трём первым классам военных и гражданских начальников.

 РПЦ, буквально слитая воедино с Российской империей, не обладала правами юридического лица и не имела самоуправления. Хотя такими правами по отдельности были наделены Св. синод, приходские церкви, монастыри, духовно-учебные заведения и проч. церковные структуры, владевшие, например, недвижимым имуществом и капиталами.

Русские цари не видели особого смысла в предоставлении церкви «свободы самоуправления», поскольку видели её главную цель в христианизации народа, а именно – в совершении богослужений, катехизации паствы, поднятии среди неё нравственности, образованности, в почитании праздников, миссионерстве и проч. Для чего иерархи фактически и освобождались посредством обер-прокуратуры от мирских дел. Однако те, наоборот, стремились расширить свои государственные функции в ущерб церковным. Значительная часть епископата считала своё положение в рамках сложившихся в России государственно-церковных отношений неприятным и оскорбительным. Участие царя в церковных делах давало повод для постоянного недовольства духовенства «вмешательством» в церковные дела православного императора (светской-де власти). Наличие в государстве помазанника Божия, так или иначе участвующего в делах церковно-правительственного управления (юрисдикции), в охране вероучения и контроле за церковным благочинием, ставило духовенству фактический заслон в получении желаемой и искомой свободы самоуправления.

Поскольку формально РПЦ была частью административного аппарата империи, это давало основание определённым слоям общественности считать православных священнослужителей прислужниками самодержавия, а также возлагать на РПЦ долю ответственности буквально за любые ошибки царского правительства, за политические «репрессии» и даже за социальную несправедливость в обществе.

С начала XX в. вплоть до Первой мировой войны в России происходил неуклонный рост численности как паствы РПЦ, так и всех слоёв духовенства. На подъёме было строительство храмов и монастырей. Церковь, являясь опорой Трона, оказывала заметное влияние на общественно-политическое сознание православного народа империи.

С рубежа XIX–XX вв. вплоть до начала Февральской революции представителями высшей иерархии РПЦ проводилась деятельность, направленная на ограничение участия императора в церковном управлении и на «отдаление» церкви от государства. Подтверждением этому служат, в частности, сокращение с января 1900 г. поминовения императора на проскомидии (начальной стадии литургии – центрального христианского богослужения), а также произведённое в феврале 1901 г. сокращение «верноподданнической» части присяги для рукополагаемого в сан епископа и отмена присяги для членов Св. синода. Показателем стремления высшей иерархии повысить свой внутрицерковный статус служит и проходившие в тот период процессы постепенного увеличения богослужебных титулований архиереев, а также учащения поминовений епархальных преосвященных.

О желании высшего духовенства ограничить участие императора в церковном управлении свидетельствуют и «отзывы» епархиальных архиереев о церковной реформе, датируемые 1905–1906 гг. В них отражалось недовольство представителей иерархии сложившимся в России строем церковного управления. Об этом, а также о стремлении восстановить в РПЦ патриаршее управление говорилось и в материалах Предсоборного присутствия (1906 г.), а также Предсоборного совещания (1912–1913 гг.). Названные церковные комиссии предлагали усилить в управлении РПЦ власть епископата.

В то же время духовенство едва ли не демонстративно уклонялось от разработки богословского взгляда на царскую власть. В целом, оно придерживалось «рациональных» оценок, дававшихся царской власти юристами, политологами и историками. При этом совершенно не выясненными оставались такие вопросы, как церковные полномочия императора и т. н. священные права помазанника Божьего. Даже относительно вопроса является ли миропомазание государя церковным таинством или не является таковым, среди иерархии не было единства.

Меры, предпринимавшиеся представителями епископата в предреволюционные годы, были направлены на «десакрализацию» власти российского самодержца. Они сводились к укоренению в сознании паствы представлений о царе не как о духовно-харизматическом «лидере» народа и «Божием установлении» (помазаннике), а как о мирянине, находящемся во главе государства. Духовенство (в частности, члены Синода РПЦ) стремилось обосновать, что между царской властью и какой-либо иной формой правления нет, по сути, никаких принципиальных отличий: всякая, мол, власть – «от Бога».

После нескольких безуспешных попыток добиться высочайшего разрешения на созыв Поместного собора представители архиерейского корпуса стали связывать надежды на «освобождение», «раскрепощение» Церкви от императорского контроля с возможностью смены формы государственной власти в России в пользу «любой» формы правления.

Стремясь увеличить свою власть за счёт умаления прав верховной власти в области церковного управления, видные представители высшего духовенства работали, по существу, на революцию. И само «освободительное движение» (в первую очередь – в лице левых и центристских партий) добивалось в принципе аналогичного: ограничения власти царя в пользу «народного представительства».

Определённым «испытанием на верноподданичество» для высшей иерархии явилась Первая российская революция. Во время неё Св. синод в целом вёл себя непоследовательно и весьма противоречиво. С одной стороны, он придерживался своеобразной аполитичности (нередко умалчивая о революционерах и порицая лишь их противников), с другой – старался оказать поддержку правительству. Колебания политической линии высшего органа церковного управления были обусловлены отсутствием у него чёткой позиции в отношении к царской власти. Поскольку иерархи рассматривали императора как «внешний институт» по отношению к церкви, то, соответственно, они «не считали своим долгом» проповедовать пастве о необходимости сохранения незыблемости православной империи как единого церковно-государственного «тела», видя в нём лишь преходящую форму исторически сложившейся русской государственности.

В целом, духовенство с начала ХХ в. постепенно становилось в оппозицию к царской власти, стремясь освободиться от государственного надзора и опеки, стремясь получить возможность самоуправления и самоустроения. Это освобождение отождествлялось с падением царской власти, о чём весной и летом 1917 г. духовенством делались признания как в устных проповедях, так и в церковной периодической печати.

Основным мотивом соответствующих действий священнослужителей было стремление разрешить многовековую проблему «священства-царства» в свою пользу[1]. Наиболее яркое выражение противостояния высшего духовенства монархии (в контексте проблемы «священства-царства») приняло в первые дни и недели Февральской революции.

При начале революционных волнений в Петрограде высший орган церковного управления – Св. синод смотрел на них безучастно, не предприняв никаких шагов по защите монархии. Поступавшие же в те дни к высшему органу церковного управления ходатайства видных сановников империи о необходимости поддержки царского престола остались неуслышанными.

Члены Синода фактически признали революционную власть (Временное правительство, сформированное Исполнительным комитетом Государственной думы) уже днём 2 марта, до отречения от престола Николая II. В первых числах того месяца они вели сепаратные переговоры с Временным правительством: о поддержке духовенством новой власти в обмен на предоставление РПЦ свободы в самоуправлении. Т. е. до опубликования официальной позиции Св. синода в отношении совершившегося государственного переворота и церковная, и светская власть двигались друг другу навстречу при осознанном решении «отменить» монархию в России.

Позиция высшего духовенства свидетельствовала о том, что иерархи решили воспользоваться политической ситуацией для осуществления своего желания получить освобождение от влияния императора («светской» власти) на церковные дела и фактически избавиться от царя как своего «харизматического конкурента».

Несмотря на отсутствие в целом юридического отречения от престола Дома Романовых[2], Св. синод 6–8 марта распорядился изъять из богослужебных чинов поминовение царской власти. В соответствии с чем были внесены изменения в молитвословия всех богослужебных кругов: в суточный, недельный и годичный. В результате царская власть в церкви (соответственно, в обществе, в государстве) оказалась уничтоженной «духовно», т. е. фактически оказалась преданной церковно-молитвенному забвению, стала поминаться в прошедшем времени. Хотя до решения Учредительного собрания о форме власти в России говорить об упразднении царского правления можно было лишь теоретически.

Священнослужителям принадлежит временной приоритет в узаконивании российской демократии (народовластия). Если Россия была провозглашена А.Ф. Керенским Республикой через шесть месяцев после революционных событий февраля-марта 1917 г., то Св. синодом «молитвенно-духовно» (и «богословски», и «богослужебно») это было сделано уже буквально через шесть дней.

Св. синод фактически упразднил государственно-религиозные праздники Российской империи – «царские дни» до соответствующего правительственного постановления.

Смена государственной власти, происшедшая в России 2-3 марта, носила временный характер и теоретически была обратима (в том смысле, что самодержавие как авторитарную власть возможно было реформировать в конституционную монархию). За такой вариант dejure выступала, в частности, конституционно-демократическая партия «Народной свободы» – кадеты (точнее – их правое крыло). Члены же Св. синода в своих «республиканских устремлениях» в марте 1917 г. фактически оказались левее кадетов.

Духовенству РПЦ принадлежит приоритет и в изменении государственной, исторически сформировавшейся монархической идеологии Российской империи. Св. синод уже 7–9 марта официально отрешился от второй составляющей лозунга «за Веру, Царя и Отечество». Временное же правительство декларировало о недопущении возврата монархии лишь 11 марта.

Процесс перехода РПЦ на сторону Временного правительства, на сторону революции завершился 9 марта 1917 г. В тот день Св. синодом было выпущено послание «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий» и объявлена «для исполнения» по духовному ведомству «Присяга или клятвенное обещание на верность службы Российскому Государству для лиц христианских вероисповеданий», утверждённая Временным правительством 7 марта.

Члены Св. синода, приведя православную паству к присяге на верность Временному правительству и не освободив народ от действовавшей присяги на верноподданство императору, сподвигли, по сути, российских граждан на клятвопреступление. Показателем радикальной настроенности членов «царского» состава Св. синода служит и тот факт, что формы церковных (ставленнических) присяг, установленные ими 24 марта 1917 г., по своему содержанию оказались левее государственной присяги, введённой Временным правительством 7 марта.

Уже к концу марта 1917 г. все места богослужебных, ставленнических и других чинов РПЦ, где ранее поминалась царская власть, были исправлены Св. синодом. Изменения заключались в буквальной замене поминовения императора и лиц Царствующего (по версии Св. синода – «царствовавшего») Дома на поминовение «благоверного Временного правительства». Однозначная замена царской власти на народовластие не соответствовала политическому положению страны, потому что образ правления в России должно было установить только Учредительное собрание (потенциально – высший орган государственной власти). Содержание же изменённых книг соответствовало республиканскому устройству России как якобы свершившемуся факту.

Действия Св. синода в первые недели Февральской революции свидетельствовали об отсутствии у его членов стремления рассматривать политическое положение России как находящееся в состоянии «неопределённости» образа правления до соответствующего решения Учредительного собрания. Действия Св. синода носили безапелляционный характер и указывали, что органом высшего церковного управления выбор сделан в пользу процесса становления новой власти, а не на «реставрацию» монархии. В результате такой позиции церковной власти – с учётом влияния подведомственного ему духовенства на 100-миллионную православную паству – была по сути ликвидирована вероятность монархической альтернативы политического развития России. И революция, опираясь на ряд факторов, получила необратимый характер. Вследствие чего можно утверждать, что члены Св. синода в марте 1917 г. осуществили определённое вмешательство в политический строй российского государства.

Анализ компетенции членов высшего органа церковного управления в принятии мер охранительного характера по защите самодержавного строя позволяет заключить, что альтернатива действиям (во многом – бездействию) Св. синода в февральско-мартовские дни 1917 г. была. В распоряжении Синода было много возможностей, которые уже применялись, в частности, в период Первой российской революции. Тем не менее ни одна из мер по поддержке или трона (до 2 марта), или самого института монархии (продолжавшего существовать по крайней мере до решения Учредительного собрания о форме правления в России), или арестованной Царской семьи предпринята не была. Начиная же с 6 марта 1917 г. Св. синодом был проведён комплекс охранительных действий в отношении Временного правительства.

Среди различных факторов, влиявших в период начала Февральской революции на судьбу монархии, одним из решающих был характер отношения духовенства РПЦ к институту царской власти. Сама власть императора, как помазанника Божия, имела духовную основу именно в Православии. Потому с большой долей уверенности можно утверждать, что если бы Св. синод в судьбоносные для царя и страны февральско-мартовские дни 1917 г. предпринял в отношении монархии находящиеся в его компетенции охранительные меры, то политические события и в столице, и на местах пошли бы по иному сценарию.

Члены Св. синода, с первых чисел марта 1917 г. взяв курс на установление в России республиканского правления, в определённом смысле проявили политическую близорукость. Пойдя навстречу Временному правительству и поддержав свержение монархии, они не смогли верно предвидеть дальнейшего развития политических событий и остановить расползание революции. Февральский же «этюд» оказался лишь «увертюрой» Октября.

Царская власть являлась в многонациональной и многоконфессиональной России, с её разным уровнем социально-экономического развития огромных территорий, системообразующим стержнем. И последствия исчезновение этого стержня теоретически можно было предвидеть: как предвидел это один из лидеров кадетской партии П.Н. Милюков, открыто выступавший за установление в стране конституционно монархического правления. Однако на протяжении всего 1917 г., невзирая на сменяющие один за другим кризисы власти и нарастание в стране центробежных явлений, никакой корректировки политического курса Русской православной церкви «вправо» проведено не было. Официальное духовенство не рассматривало существовавшую в тот период в России (вплоть до созыва Учредительного собрания) конституционно монархическую альтернативу народовластию.

Действия высшей церковной иерархии в период февральско-мартовских событий 1917 г. оказали заметное влияние на общественно-политическую жизнь страны. Они послужили одной из причин «безмолвного» исчезновения с российской политической сцены правых партий, православно-монархическая идеология которых с первых чисел марта 1917 г. фактически лишилась поддержки со стороны официальной церкви.

Епископату и приходскому духовенству РПЦ, исполнявшим в порядке внутрицерковной дисциплины распоряжения Св. синода, принадлежит одна из определяющих ролей в установлении на местах новой власти. При этом формы воздействия священнослужителей на общественно-политическое сознание паствы весной 1917 г., с одной стороны, были традиционные: проповеди, печатные воззвания, тиражирование резолюций своих собраний и съездов, служения молебнов, крестных ходов и проч. С другой – многие из них носили печать митинговой демократии. Это выразилось в широком участии духовенства в революционных торжествах: «праздниках революции», «днях похорон освободительного движения», 1 Мая и проч. Эти «праздники», проходившие под красными знамёнами, музыку и песни революции, благодаря участию в них пастырей и архипастырей РПЦ (нередко выступавших и на митингах), «освящались» авторитетом церкви и приобретали оттенок православных торжеств. Соответственно, верующие начинали воспринимать эти праздники как «свои». Тем самым в общественном сознании легитимировались и новая власть, и новые мелодии, и новые символы.

Действия, предпринятые в послефевральский период 1917 г. духовенством в центре и на местах (и Св. синодом, и епископатом, и приходским духовенством) способствовали, в целом, смещению влево спектра общественно-политических настроений православной паствы.

В 1917 г. российское духовенство в целом относилось к императорской власти не как к сакральной власти помазанника Божьего, а как к переходной форме политической системы, соответствующей определённому историческому этапу развития России.

Массовая поддержка со стороны клириков РПЦ свержения самодержавия во многом была обусловлена позицией Св. синода по отношению к февральско-мартовским событиям 1917 г. Действия духовенства, направленные на придание революции легитимности, шли «сверху»: от Св. синода к епархиальным архиереям и к приходским пастырям. Вместе с тем Св. синод выполнял и «карательную функцию» по отношению к «контрреволюционно» настроенному духовенству, проповедовавшего, в частности, о сложившемся в стране «междуцарствии».

Политика, проводимая весной и летом 1917 г. центральной и местными духовными властями, а также Временным правительством, свидетельствовала об их союзе по многим вопросам: об отношении к изменению в стране формы правления, о предоставлении народу гражданских свобод, доведении войны до победного конца и проч. Разногласия между церковью и государственной властью возникли лишь в конце июня – после решения Временного правительства передать церковные школы в ведение Министерства народного просвещения.

Одной из причин, вследствие которых в общественном сознании установилась точка зрения о негативном, в целом, отношении Православной церкви к свержению монархии, явилась широко проводимая в 1917 г. (начиная с весны) церковная миротворческая деятельность. Призывы российского духовенства к миру, спокойствию, созидательному труду и к повиновению государственной власти стали широко звучать лишь после прихода к власти Временного правительства. Раздаваясь с амвонов, со страниц епархиальных и других изданий, эти призывы побуждали народ к повиновению новой власти, способствовали формированию у него положительного отношения к свержению династии Романовых и, тем самым, фактически узаконивали Февральскую революцию. По словам князя Жевахова российская «революция явила всему миру портретную галерею революционеров, облечённых высоким саном пастырей и архипастырей Церкви».

Социально-политическая активность священно- и церковнослужителей начала спадать приблизительно с июля 1917 г. Революционные иллюзии и энтузиазм духовенства стали рассеиваться с наступлением общего разочарования граждан России в политике Временного правительства. Во внутрицерковной жизни весной и летом ясно обозначился кризис власти. Иерархи стремительно теряли контроль над приходскими священниками. В свою очередь, сами священники всё больше и больше ощущали на себе возрастающую требовательность и непокорность как прихожан, так и подчинённых себе пономарей и псаломщиков.

Весной и летом 1917 г., на фоне получившего широкое распространение процесса отхода общества от церкви, среди части паствы возникли воинствующие антиклерикальные настроения. Все эти факторы в совокупности обусловили резкое снижение церковных доходов, затронув тем самым материальные интересы российского духовенства. В результате в духовной среде начало расти недовольство сложившейся в стране политической и социальной обстановкой. Священнослужители стали придерживаться более правых взглядов и даже переходить в оппозицию революции. Тревожные ноты о грядущих судьбах России, её народа и Православной церкви зазвучали в июле-августе и в проповедях епархиальных архиереев. К концу октября духовенство стало склоняться к идее необходимости установления централизованной «сильной власти» если не в государстве, то в церкви.

В середине августа 1917 г. был созван Поместный собор РПЦ, проработавший более года. На нём 5 ноября был избран патриархом Тихон (Беллавин), возведённый в этот сан 21 числа того же месяца. В результате восстановления патриаршества и реформирования внутрицерковного управления, церковные полномочия царя (в области церковно-правительственного управления (юрисдикции), охраны вероучения и контроля за церковным благочинием) в полной мере перешли к духовенству. С учётом того, что Дом Романовых в целом не отрекался от престола, можно утверждать, что это был не «естественный» переход прав царя к духовенству, а едва ли не насильственное изъятие, осуществлённое под прикрытием революционных светских властей.

Если до Октябрьской революции церковные права императора Временное правительство и Св. синод негласно делили между собой[3], то после неё – те полностью оказались в руках высших органов церковной власти. С учётом же того, Дом Романовых не отрекался от престола, и во время разработки и принятия Поместным собором постановлений об управлении РПЦ[4] помазанник Божий находился в заточении, можно утверждать: на Поместном соборе была осуществлена узурпация высшим духовенством прав императора в области церковного управления.

Поместный собор фактически продолжил политическую «линию Февраля», начатую Св. синодом в первые дни весны 1917 г. Все поступавшие к нему предложения о необходимости пересмотреть позицию РПЦ в отношении свержения монархии – его руководящим звеном или пресекались, или не допускались до рассмотрения. А что и было допущено – то не было доведено до выработки даже проекта какого-либо решения. Вместе с тем на соборе коренным образом был изменён 11-й анафематизм чина «Недели Православия». Анафема, грозившая «дерзающим на бунт и измену» против царя, была переориентирована на возводивших хулу на Православную церковь, на посягающих на её собственность и жизнь духовенства.

На Октябрьский переворот высшие органы церковного управления фактически не отреагировали. Они не оказали никакой поддержки тому правительству, которое с первых чисел марта 1917 г. в вероучительных текстах наименовали «Благоверным» и объявили правящим по «повелению Божией Матери» (см., например, Богородичный тропарь утрени, введённый Св. синодом 7-8 марта). Вплоть до начала декабря 1917 г. духовенство в отношении советской власти занимало выжидательную позицию. Причём некоторые священнослужители даже возлагали на большевиков определённые надежды. Так, епархиальные архиереи Петрограда и Москвы полагали, что новая власть будет заботиться «только о благе русского народа», что она «водворит порядок на Руси, право и правду, обеспечит свободу».

Позже, когда советская власть стала ущемлять церковные интересы, Поместный собор и Священный синод стали или игнорировать её постановления, или же принимать решения обратного характера. Т. е. священство попыталось оказывать своеобразное противодействие большевистскому «царству». Вместе с тем органы церковной власти интересовали по сути, лишь свои интересы. «Отрешаясь от политики», они, например, не отреагировали на разгон большевиками Учредительного собрания, и вплоть до расстрела Царской семьи не вспоминали о её участи.

С третьей декады января 1918 г. для РПЦ начался новый исторический этап. Во исполнение советского декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и других соответствующих ему постановлений, РПЦ своим статусом была приравнена к частным обществам и союзам. Она лишилась прав юридического лица. Ей было отказано в каких-либо субсидиях от государства. Её собственность была объявлена народным достоянием. В целом, Православная церковь фактически была поставлена «вне закона» страны Советов.

В ответ на это духовенство стало выражать протесты правительству. В частности – начало проводить крестные ходы и публичные молебны о прекращении «воздвигнутых на Церковь Божию гонений». Однако эти меры не принесли желаемого результата: в большевистском «царстве» духовенство было по сути беззащитным и бесправным. Но все эти реалии в определённой мере были обусловлены официальной политической позицией самого духовенства РПЦ в предшествующий – послефевральский период 1917 г.

«Двойственная» позиция епископата в отношении верховной власти в начале XX в., фактическое участие высшего духовенства в свержении монархии[5], а также восстановление в ноябре 1917 г. на Поместном соборе в РПЦ патриаршества дают основание для продолжения исследования церковно-государственных отношений в России со стороны проблемы «священства-царства». Актуальность этого исследования подтверждают наблюдающиеся на рубеже XX–XXI вв. тенденции к постепенной клерикализации российского общества[6] и усиление внутрицерковной власти епископата.

Эпоха 1917–1918 гг. принесла для РПЦ, по большому счёту, типичные для всех революций результаты: смену элит и передел собственности. В пользу духовенства в стране изменилась харизматическая власть: царскую сменила патриаршая. В пользу светско-советского «царства» был сделан передел церковной собственности.

После же известных (фактически – революционных) политических событий, произошедших в России на рубеже 1980–1990 гг., для РПЦ наступило «время благоприятно». При очередном переделе собственности, проходившим в тот период в стране, значительная часть церковного имущества, изъятого в своё время советским государством, была возвращена своим прежним «хозяевам». Сопровождавшая же соответствующие преобразования в стране смена «светских» элит не коснулась внутренней организации РПЦ. В условиях отсутствия «харизматической конкуренции» между церковью и светским, лишённым сакрального содержания «царством», были установлены те формы взаимоотношений, в пользу которых в начале декабря 1917 г., по существу, и высказывался Поместный собор. То, за что духовенство «боролось» в период с начала XX в. по 1917 г. включительно, ему удалось получить в 1990-е гг.[7] И в современной России между церковью и государством установились такие взаимоотношения, которые названы патриархом Алексием II «близкими к идеальным»[8]. И если судить по положению церкви в царской России и нынешнему состоянию вещей, то можно констатировать, что в XX в. на «харизматическом фронте» священство взяло верх над царством.

Основные положения доклада раскрыты в статьях:

1.Бабкин М.А. Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 г. // Вопросы истории. 2003. № 6. С. 59–71.

2.Бабкин М.А. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2005. № 2. С. 97–109.

3.Бабкин М.А. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России (весна 1917 г.) // Отечественная история. 2005. № 3. С. 109–124.

4.Бабкин М.А. Реакция Русской православной церкви на свержение монархии в России. (Участие духовенства в революционных торжествах) // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2006. № 1. С. 70–90.

5.Бабкин М.А. Восстановление патриаршества. 1905–1917 гг. // Свободная мысль. 2007. № 10. С. 171–184.

6.Бабкин М.А. События Первой русской революции и Святейший синод Российской православной церкви (1905–1906 гг.) // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 2008. № 4 (21). С. 30–38.

7.Бабкин М.А. Поместный собор Русской православной церкви 1917–1918 гг. и «послереволюционная» судьба Николая II. (К 90-летию убийства Царской семьи) // Посев. 2008. № 7 (1570). С. 13–16.

8.Бабкин М.А. 2 (15) марта 1917 г.: явление иконы «Державной» и отречение от престола императора Николая II // Посев. 2009. № 3 (1578). С. 21–24.

9.Бабкин М.А. Воззрения иерархов Русской православной церкви на миропомазание всероссийских императоров в царствование Николая II // Москва. 2009. № 5. С. 229–233.

10.Бабкин М.А. Поместный собор 1917–1918 гг.: вопрос о совести православной паствы // Вопросы истории. 2010. № 4. С. 52–61.

См. также:

11.Бабкин М.А. Современная российская историография взаимоотношений Русской православной церкви и государства в начале XX века (досоветский период) // Отечественная история. 2006. № 6. С. 171–180.

12.Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) /Сост., авт. предисловия и комментариев М.А.Бабкин. М., Изд. Индрик. 2008. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. – 632 с.

http://www.evangelie.ru/forum/t71346.html

Читать книгу СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО

http://www.tsaarinikolai.com/tekstit/Rossijskoe_duhovenstvo_i_Monarhija_v_1917_godu.pdf

Монография профессора кафедры отечественной истории новейшего времени РГГУ Михаила Бабкина посвящена теме взаимоотношений православного духовенства (прежде всего высшего) с государственной властью Российской империи в предреволюционные 1904–1917 годы.

Как показывает автор, еще до первой революции священноначалие проводило работу над литургийными текстами, принижая в них поминовение царствующей династии и преувеличивая титулование архиереев. Уже в вышедшем в январе 1900 года «Служебнике» исчезает вынимание на проскомидии специальной просфоры с молитвой «за здравие» царя.

Если учесть, что это издание и повторявшие его последующие выходили в Санкт-Петербурге в Синодальной типографии с грифом «По благословению Святейшего Синода», то, как отмечает автор, это «свидетельствовало о нежелании высшего духовенства поддерживать самодержавный строй» (стр. 182).

 В то же время в декабре 1898 года Синод принял определение о том, что местный архиерей на литургии будет поминаться как «преосвященнейший» (на сугубой ектении) и «великий господин наш преосвященный» (при великом входе).

Эти исправления вошли в изданный в 1902 году в Киеве «Служебник».

Источник

+++

«СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО» Читать онлайн>>>

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or Сообщить об ошибке to inform us.

ИНТЕРВЬЮ, ВЗЯТОЕ У СВЯЩЕННИКА РОМАНА ЗЕЛЕНСКОГО ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ КНИГИ М.А.БАБКИНА «СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО»

Николай Земцев: Здравствуйте, отец Роман. Представьтесь, пожалуйста.
Отец Роман: Священник Роман Зеленский. Русская Православная Церковь. Служу в городе на Неве.

Николай Земцев: Вам удалось прочитать книгу Бабкина «Священство и Царство»?
1_babkin_svech_charst_1_1000 Отец Роман: Конечно, эта книга просто переворачивает сознание людей.
Мне довелось ее прочитать и понятно, что один раз прочитать эту книгу не достаточно. К ней надо возвращаться, перечитывать целые главы. А исторический материал, помещенный туда, обязательно надо использовать на благо. В частности, исторические факты этого научно-исторического труда прекрасно подходят для православных радиопередач на Радио Санкт-Петербурга.
Русским людям надо знать правду о том, что же действительно произошло в 1917 году. И автору этого замечательного произведения вполне удалось донести жизненную правду, основываясь на неопровержимых документах.
Чтобы опровергнуть этого серьезного историка, необходимо найти другие документы, которые опровергали бы «Ведомости», протоколы собраний духовенства того революционного времени. Но, таковых просто не существует, к радости нашей Истина может быть только одна. Если представленный документ свидетельствует, что духовенство приветствовало революцию 1917 года,то это не опровергнуть.
Потому, безусловно, книга «Священство и Царство» Михаила Анатольевича Бабкина очень нужна сейчас многим нашим соотечественникам.

Николай Земцев: Многие считают, что мол всё уже сложилось и зачем всё заново поднимать? Тем более это такие болезненные вопросы. Как Вы считаете, зачем необходимо об этом говорить?
Отец Роман: Я считаю для того надо говорить, чтобы понять, что произошло с Россией. И почему сейчас Россия терпит бедствия, я бы сказал множество унижений. Россию унижают как Государство, по сути превращают в колонию, с Ее территории всё время качают ресурсы. И, безусловно, историческая память должна помочь понять людям почему, за какой грех мы наказаны.
Это, прежде всего грех предательства, измены, грех клятвопреступления, который был совершен нашими предками.
Чтобы покаяться в данном грехе, надо понять, что же произошло. А это очень хорошо помогает нам понять книга Михаила Анатольевича Бабкина. Прочитав «Священство и Царство», человек начинает четко представлять КОГО мы потеряли. Мы потеряли Отца, Отца народа. Ведь Русский народ, как Государство, – это большая Семья. И если Семья не имеет Отца, то мы духовные сироты. Ведь по сути, почитание отца, матери идет еще и по 5 заповеди Божьей. «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли».
Если мы осознаем, что выступив против Самодержавия, мы выступили против заповеди Божьей о почитании наших родителей, мы уподобились еще и блудному сыну, который ушел от отца своего, оставил его, ушел в страну далече, то естественно возникает мысль, что надо вернуться к своему отцу. А кто наш Отец- это Господь – Отче Наш. Власть Его на земле проявляется через Его Богопомазанника. Возвращение к Самодержавию, возвращение к Монархии, это возращение к Господу Богу. Вот что самое главное.

Николай Земцов: Какие действия людей будут считаться обратными разрушению? Что должен сделать каждый отдельный человек, чтобы отойти от того, что произошло?
Отец Роман: Прежде всего, пусть каждый имеет Царя в голове. Есть поговорка у Русского народа, что надо иметь Царя в голове. Господь открывает каждому, что надо сделать. Вот я, как священник Русской Православной Церкви, могу сказать, что должен сделать. Я должен молиться и молитва должна быть Царская. В молитве должен быть Государь, как слово, отсюда ведь Богословие. Я должен молиться так, как молилось духовенство в Царское время. Я считаю, что наше духовенство должно разобраться в этом вопросе.
Каждый священник обязан служить Божественную Литургию в ее полноте, это значит, что надо восстановить Государя в молитве. Это значит, что надо остановить эту духовную революцию внутри нашего Богослужения.
Если на священном сосуде, Дискосе, не вынимается частица за Императора, до сих пор значит, совершается духовная революция в сознании священства. Чтобы ее остановить, надо эту частицу вынимать. Надо почитать иерархию, которую создал Господь на земле. Надо почитать Государя прежде всего как Отца народа, надо почитать православных архиереев, надо почитать духовенство. Когда в Богослужении нет Царя, то разрушается вся иерархия, которую необходимо соблюдать.

2_1282590869_diskos-pravilnyjЕсть Евхаристическая молитва Литургии Святого Василия Великого, она идет сразу после возгласа: «Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии». В ней есть следующие слова, несущие в себе очень важный Богословский смысл: «Помяни, Господи, Благоверного и Христолюбивого Государя нашего …, Императора и Самодержца Всероссийского, ЕГОЖЕ ОПРАВДАЛ ЕСИ ЦАРСТВОВАТИ НА ЗЕМЛИ» Здесь, братья и сестры, задумаемся прежде всего над тем, что Сам Господь желает, чтобы был Государь на нашей земле. То есть Царь – это Воля Божия. Если же мы православные христиане, то мы должны исполнять Волю Господа нашего Иисуса Христа.
А дальше в молитве читаем: «…оружием Истины, оружием благоволения венчай Его, осени над главою Его в день брани, укрепи Его мышцу, возвыси Его десницу, удержави Его Царство, покори Ему вся варварския языки брани хотящие: даруй Ему глубокий и неотъемлемый мир, возглаголи в сердце Его благая о Церкви Твоей и всех людех Твоих, да в тишине Его тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте».
Заметим, братья и сестры, что здесь сказано, что только в тишине Его, в тишине Царя Самодержавного, возможно тихое и безмолвное житие во всяком благочестии и чистоте. По сути дела здесь указан прямой Богословский смысл, что само благочестие и чистота возможны только при Монархии, то есть Царской Богоустановленной Власти.
Сейчас многие заявляют, что сейчас Царя нет, потому мол не надо за Него молиться. Но я, как священнослужитель Русской Православной Церкви, должен сказать, что здесь, вот в этом Царском служебнике, в Богослужебном тексте Царь пребывает. Здесь есть молитвенные прошения о Государе, в которых даются такие Богословские смыслы, которые утрачены в нынешнем современном Богослужении, начиная с 1917 года.
Потому, рассматриваемое нами историческое исследование, которое провел Михаил Анатольевич очень ценно. Оно подсказывает нам, что же конкретно произошло и в чем мы конкретно виноваты, и Кого мы потеряли.

Николай Земцов: Эпизод с исправлением служебников, который имел место уже с 1901 года. Если ли тут связь с тем, что последовало с Русскими людьми после 1917 года?
Отец Роман: Прямая духовная связь на лицо! Если мы знаем и веруем, что Божественная Литургия влияет на всю Вселенную, то мы знаем, что любое изменение в Божественной Литургии может привести к страшным последствиям. Если же Господь нас наказывает, то Он предполагает в будущем и врачевание наше, ведь наказание служит горьким лекарством. Когда же мы говорим о тайне беззакония, которая происходит в России и во всем мире, об этом многие писали, то не выкладывание частицы на таком священном сосуде, как Дискос, это напрямую является беззаконием. Это еще и МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЕНИЯ НА СВЯТОМ МЕСТЕ! Ведь Дискос – это и есть Святое место.
Вы представляете себе, в тишине алтарей, священники, которые были настроены против Самодержавия, специально не вынимали частицу за ИМПЕРАТОРА! Они Его молитвенно свергали таким образом. Такие их действия, просто являлись сатанинским Богоборчеством на молитвенном уровне, духовной революцией против Богоустановленной Царской Власти. А началось это беззаконие еще до 1917. Есть служебники уже 1902 года, где отсутствует частица за Императора. Я лично видел такой служебник за 1914 год. Где слово «ИМПЕРАТОР» прописано на Проскомидийной картинке, а частицы за ИМПЕРАТОРА нет. По сути дела они уже тогда эту частицу опустили.

3_chasha_1914Я не говорю конечно о всем духовенстве. Как правильно заметил Михаил Анатольевич Бабкин, что было священство верное Государю. У них были служебники Московской типографии, где Императорская частица присутствовала, и они продолжали вынимать её. Но, были и священники, которые сознательно боролись против Богопомазанника. Их можно назвать духовными революционерами или волками в овечьей шкуре. Не секрет, что духовенство того времени было заражено революционными масонскими идеями. Вероятно, что некоторые из духовенства состояли в масонских ложах, есть и такие свидетельства. Но, безусловно, были духовные лица, которые просто поддались влиянию таких революционеров в рясах и согласились с тем, что эту частицу надо не вынимать возможно из-за ложного смирения или ложного послушания тем архиереям, которые приветствовали духовную революцию на дискосе. Таким образом шло сильное противостояние священства и Царства, которое четко описывает автор книги. А потом были серьезные последствия, о которых мы уже знаем из нашей Отечественной истории.

Николай Земцов: Какое значение и последствия имеют изменённые слова молитвы?
Отец Роман: Когда стали молиться о временном правительстве, которое они еще и назвали в Богослужебных текстах–«Благоверным», то изменился смысл молитвы. Это же просто очевидно! Как может быть «Благоверным» правительство, если оно сплошь состоит из врагов нашего Отечества? Кто были все эти Керенские, Львовы, Карташовы? Они были масонами. Они хотели только одного – уничтожить Россию и финансировались западными банками, мировой закулисой. И конечно такое моление о «Благоверном» временном правительстве и еще просьба, чтобы Сам Господь положил под ноги этого временного масонского правительства всякого врага и супостата, наводит на размышление. Ведь кто враги масонов? Естественно, это православные христиане! Таким образом, архиереи стали молиться о том, чтобы сам Господь положил под ноги масонов нас православных христиан! Вот какой смысл! Безусловно именно эта мысль напрашивается, когда мы вдумываемся, о чем стало молиться духовенство того времени. Мысль такая приходит сама по себе, от этой мысли никуда не уйти.

Николай Земцов: Почему когда Миропомазанного Главу нашей Церкви отправляли в ссылку, с ним не пришёл проститься НИ ОДИН священник? Не есть ли это последствие духовного поражения?
Отец Роман: Да, безусловно, последствие духовного поражения, потому что священник должен быть с человеком, с любым человеком, не только в радости, но и в горе. Это обязанность пасторская, быть с любым человеком даже в горе, скорби, возможно, даже казни, священник должен придти с напутственным словом, принять исповедь, причастить. Но здесь мы говорим не просто о человеке. Мы говорим о Богопомазаннике, о нашем Святом Царе. Это человек избранный Богом, надо это хорошо понимать. Именно Господь избрал Его для того, чтобы Он царствовал. Это не просто заурядная личность, это единственный в своем роде человек, через которого Господь нам показывал Свою Волю. Хотя бы кто-то из духовенства должен был пойти с Царской Семьей, но этого не случилось. И как раз этот факт свидетельствует о духовном поражении пастырей в тот момент. Может быть, конечно, что те не многие священники, которые оставались верными Государю, просто не успели тогда к Государю. Но это слабое оправдание.

Николай Земцов: Как можно оценить действия собора 1917 года, называвшим себя Церковным собором и представлявшим всю полноту Русской Церкви, который ЗАБЫЛ о Государе в Царском Селе, присяге данной Ему, клятве верности династии Романовых 1613 года, и как- будто Царя ещё живого вычеркнул из списка живых? То есть Царь жив и под арестом, а они собрались выбирать себе патриарха вместо Него?
Отец Роман: В истории Церкви были волчьи соборы. Так вот собор 1917 — 1918 г.г. – это волчий собор! Потому как не может быть собор без главы. Всякий собор должен иметь Главу, и мы все хорошо знаем, что Императоры всегда собирали Вселенские Соборы. Они всегда были Главами соборов. По сути, если нет Императора – нет и Главы, и такой собор не может быть в полноте собором. Обезглавленный собор, это не собор, а просто собрание епископов. На этом ВОЛЧЬЕМ ЛЖЕСОБОРЕ присутствовали: профессура, миряне и белое духовенство, но большинство было настроено в революционном духе. Конечно, там тоже были голоса, направленные за Государя, за Истину, но их было совсем мало. Тут необходимо вспомнить Князя Николая Жевахова, некоторых представителей профессуры, которые доказывали необходимость Царской власти. Но все эти единичные голоса потонули в массе шумных революционных голосов, которые их успешно поглотили. Судя по делам, этот собор надо признать волчьим и несущим в себе сатанинскую революционную идею. Либеральные историки называют его «собором», а называть его следует просто сборищем архиереев, которые противозаконно избрали патриарха на место Царя. Свою основную задачу они четко обозначили: дескать нам Царь не нужен, нам нужен патриарх. И хотя патриарх – это всего лишь столичный епископ, первый среди равных, но все равно они посчитали, что он может возглавить Церковь и чуть ли не стать главой земной воинствующей Церкви и всего народа, а это конечно не правда. И мы знаем из Библии, Ветхого Завета, что такая подмена уже когда-то происходила. Вспомним, когда Моисей ушел разговаривать с Господом, а люди избрали вместо него первосвященника Аарона и сразу же сотворили золотого тельца. И когда Моисей вернулся, то увидел это нечестие у людей. Увидел страшное беззаконие, и тогда пролилась кровь. Наказание сразу последовало, потому что подмена Моисея Аароном – это беззаконие в Очах Божьих. Это ересь папизма, когда пытаются на место Царя поставить епископа, а потом именуют этого епископа – папой и наделяют его еще и монаршей властью для руководства над другими епископами.

Николай Земцов: О титуловании нынешних патриархов: «великий господин и отец»- это заслуга этого «собора»?
Отец Роман: Хочется сказать, что в Богослужении появился такой титул, как «великий господин». Ведь такого словосочетания в Царское время просто не было. Епископов никогда не величали господами, а столичных епископов – великими господами. Но уже в 1917 году по решению так называемого «собора» появился «великий господин». В Русской истории этот титул получил патриарх Никон. Он носил его как награду от нашего Благочестивейшего Государя Алексея Михайловича. Носил 4 года и возгордился настолько, что стал вести себя, как действительно Великий Царь. У него появились к примеру патриаршие стрельцы, он стал в ссылку отправлять священников и монахов. И конечно Государь прогневался на него. Он прислал к нему Князя Юрия Ромодановского, который сказал ему, что у нас один Царь на земле и что не должно себя считать вторым Царем. После этих слов нам становится очевидно, что Никон пострадал от своей безумной гордыни! Когда же в 1917 году внедряется титул «великий господин», естественно, епископ города Москвы, столичный епископ, если он именуется Великим Господином практически Великим Государем, то он стоит на месте царском. И само моление сейчас за патриарха подменяет моление за Царя.
Мы знаем, кто есть Царь, знаем, как называли Царя Святые. Например, Святитель Димитрий Ростовский называл Царя – Христос Господень. Христос ведь греческое слово, обозначает Помазанник Божий. А кто может быть вместо Христа, Помазанника Божьего? Только противоположное ему духовное явление. Вместо Христа может быть только антихрист. Потому такое антихристианство и есть ересь папизма, а еще это ересь жидовствующих. Ведь самый верный признак ереси жидовствующих- это стремление к власти, страстное желание захватить власть в стране и в Православной Церкви. Потому- то эти ереси и проникают в наши Богослужебные тексты и остаются там. Отсюда корень всех наших духовных проблем, которые сейчас происходят в Церкви.
Некоторые сейчас видят причину Церковных нестроений в личности самого патриарха, но дело сейчас даже не в патриархе, как личности. Дело в этом словосочетании «великий господин». По сути, это понятие существует вне личности самого патриарха, как человека. Потому, даже если сейчас заменить патриарха на другого патриарха, на другого человека, тоже епископа, то ничего не изменится к лучшему. Потому что останется сама папистская система, а чтобы поменять эту систему, нужно вспомнить о нашем родном Царском Богослужении. Надо вернуться на Царские рельсы, само Богослужение вернуть в первоначальный вид, проверенный веками.
Нынешние же Церковные службы не отражают всей полноты Богословского и исторического смыслов. Целые важные смысловые куски удалены из молитвенных текстов! И хотя Господь не отнимает благодать ради простого народа, но русское духовенство несет полную ответственность за то, как оно молится.
Да, Господь не отнимает благодать, потому что он любит Русский народ, продолжают свершаться таинства, но само духовенство, если оно продолжает оставаться сторонниками февральской революции, будет отвечать перед Богом.

Николай Земцов: Священники учат, что нельзя покупаться на красивую обертку, которую даёт враг Господа нашего Иисуса Христа, так как неминуема будет расплата. Если духовенство так учит народ, как же они могли вступить в договор с временным правительством? Суть этого договора была в распределении ролей, в подготовке переворота и в разделе власти в «новой России». Если одни (масоны правительства) ездили на фронт, агитировали солдат, встречались с послами зарубежных держав, готовили переворот, то задача других ( епископат) была в умиротворении большой православной общественности, которая должна была не выйти на улицу и не защитить Царя. Но, потом синодалов постигло разочарование, потому что временное правительство свою часть договора не выполнило. Как же учителя народа могли так помрачиться в разуме?
Отец Роман: Есть такая народная поговорка: не рой другому яму, сам туда попадешь и есть такое сравнение, если пилить сук, на котором сидишь, то рано или поздно сам упадешь с дерева. Тоже самое произошло с революционным духовенством. Они все-таки взяли и отпилили этот сук, который их держал, точнее держало древо, которое создано Господом. Это Царское древо Рода Романовых, а они взяли и отпилили от него. А потом конечно же упали, произошло великое падение. Естественно, их постигло разочарование. Ведь они хотели жить как при Царе, но без Царя, а тут пришли к власти большевики. Кто же такие были большевики, которых Господь попустил по нашим грехам? Это был бич Божий. Господь начал через большевиков наказывать революционное духовенство. Ведь как они приветствовали эту февральскую революцию! Как поносили Государя, радовались тем мукам, которые претерпел Государь. Я сейчас не говорю о всем духовенстве, но о тех, кто приветствовал революцию, думая, что это Воля Божья, что это будущее России – замена Самодержавия на республику, всех Господь потом вразумил через большевиков.
Конечно, пришли атеисты, безбожники, которых Господь потом тоже вразумил через них же самих, но в тот момент через этих самых революционеров во главе с Лениным, Троцким, Господь начинал судить священство. Отсюда и кровь! Это конечно были страшные события, и мы потомки не должны злорадствовать над отступниками, но должны понимать, что произошло, за что эти страшные казни. Ведь как ужасно казнили: закапывали живьем, выкалывали глаза, четвертовали, расстреливали без суда и следствия. Это были страшные трагические события. Но, почему же они произошли? Это был Гнев Божий, страшный Гнев Божий! Нельзя было им доводить до этого, но они этого добились. И Господь Свой Гнев излил на них — это горькая правда. И эта правда лучше всего раскрывается после прочтения исторического труда, который написал Михаил Анатольевич Бабкин. Там открывается вся картина предательства Государя и последующего за тем Гнева Божьего на нечестивое духовенство.

Николай Земцов: Из пророка Малахии… «Итак для вас, священники, эта заповедь: если вы не послушаетесь и если не примете к сердцу, чтобы воздавать славу Имени Моему, говорит Господь Саваоф, то Я пошлю на вас проклятие и прокляну ваши благословения, и уже проклинаю, потому что вы не хотите приложить к тому сердца. Вот, Я отниму у вас плечо, и помет раскидаю на лица ваши, помет праздничных жертв ваших, и выбросят вас вместе с ним». О чём говорит и к кому обращается пророк?
Отец Роман: Пророчества книг Ветхого Завета , относятся ко всем и к нам в том числе. Это те Вечные истины, которые Господь открывал нам через своих пророков. В том числе и это пророчество пророка Малахии, который говорит, что Господь разбросает помет на лица нечестивому духовенству.
Как тогда, во времена Ветхого Завета, духовенство погрешало против Господа, приносило нечистую жертву, так и в 1917 году духовенство отвергло Богоустановленную Царскую Власть, стало приносить нечистую жертву. Ведь что такое не молиться за Царя, это значит приносить нечистую жертву Богу! Когда священник молится и возносит Дискос с Чашей и говорит, что идет молитва о всех и за вся, как он может лицемерить и обманывать Господа? Ведь Господа обмануть не возможно, и когда иерей не молится за Царя, когда частица за Царя не вынимается, свершается ложь.

4_chasha_sovet_275По пророку Малахии – это нечистая жертва, за которую Господь гневается на духовенство. Да и все события после революции 1917 года показывают, что священство перестало служить Богу. Те немногие, которые остались верными Престолу, подверглись таким гонениям, что им просто не было места в храмах – их изгнали. Причем гонения то были не от большевиков, которые еще тогда не пришли к власти (у власти стояло масонское временное правительство), а от своих епископов, успешно забывших присягу и свою архипастырскую совесть. Потому само духовенство несет полную ответственность за то, что перестало молиться за Императора. А самооправдание, что мол Царя нет на Престоле, потому мол за Него не нужно молиться – это просто попытка прикрыть свою измену. Это жалкая попытка избежать нелицеприятного суда истории. За Царя следовало молиться хотя бы потому, чтобы Он был, всегда был на Престоле. Помазанник у Господа всегда есть. И Он присутствует в Богослужебных текстах, которые есть Предание нашей Матушки Церкви и напрямую касаются Вечности на уровне Богословия. Слово « Царь» пребывает как Вечная Божественная Идея, я уже не говорю о том, что оно является Святым Именем Господа Вседержителя Царя царствующих и Господа господствующих.
Царь Небесный всегда может явить нам Своего Богопомазанника на земле, потому что это является Его Святой Волей и угодно Ему. Если есть на земле Отец – это значит есть и Отечество; если есть Государь – это значит есть и Государство. Многие Русские люди приходят сейчас к этой мысли. Нынче идет осознание внутри Русского человека этой Божественной Истины, что на земле необходим как воздух Образ Царя Небесного, а этим Образом может быть только Православный Царь. Образ Царствия Небесного это Царствие земное, которое созидали наши благочестивые предки, а этому их учили Святые Отцы, которые назидались Святыми Апостолами, учившими всю Церковь Христову: «…Бога бойтесь, Царя чтите…». Ведь этот Апостольский Завет для нас является Вечной заповедью.
В толковых молитвословах Царской поры, мы усматриваем ту же Истину, что когда Господь сказал «Божье Богу, а Кесарево Кесарю», то дал нам тем самым заповедь о почитании Царской Власти. Так тысячу лет учила Матерь наша Церковь Русский народ и все другие народы, живущие с нами рядом. Потому, просто необходимо эту заповедь Господа нашего Иисуса Христа исполнять, воздавая Кесарю, то есть Царю, Кесарево. Нужно почитать Богопомазанника, поставленного Богом по Воле Спасителя, которую надлежит выполнять.

Николай Земцов: О людях погибших в «лихую годину» которых скопом и в спешке причислили к Святым Новомученников, т.е. погибшим за Царя. Не насилие ли это над здравым смыслом? Предатели Царя разве погибли за Него? Зачем это делается, если их святость, мягко говоря, весьма спорна?
Отец Роман: Сейчас мы наблюдаем такое духовное явление, как почитание во Святых тех самых архиереев и священников, которые предали Государя. Мы понимаем, что они клятвопреступники, но в тоже время видим их на иконах. Не смотря на это очевидное противоречие, нам не следует огорчаться. Святые они или не Святые – это знает Господь. Мы можем пока временно воздержаться от их личного прославления, если мы не уверены, что они Святые. Когда же Господь пошлет нам недостойным Богопомазанника, тогда состоится Всероссийский Собор. А на нем Сам Господь через Государя откроет, следует ли считать этих людей Святыми и как к ним относиться. Я бы так ответил.

Николай Земцов: Глава Церкви Торжествующей – Господь Бог, Глава Церкви Воинствующей – Царь Третьего Рима. Можем ли мы называться членами воинствующей Церкви, если не молимся о Ее Главе?
Отец Роман: Дело в том, что сейчас священникам не просто начать молиться за Царя; все построено так, чтобы духовенство не молилось и не вынимало частицу за Императора. При каждом приходе есть определенные люди или благочинные, которые следят за каждым рядовым батюшкой. И как только священник, осознав Истину Божью, начинает молиться правильно, сразу появляется донос на него. И он оказывается либо за штатом, либо под запретом, а иногда его объявляют лишенным сана. Духовенство сейчас находится в таком положении, когда очень сложно просто даже независимое мнение высказать, отличное от официального мнения, а не то, что за Государя творить молитву. Вернее, мнение то можно высказать, но есть риск, что на следующий день позвонят из епархии и переведут в такое место, где просто не возможно будет прокормить семью.
Но, несмотря на все эти трудности, каждый иерей должен понимать, что ответ будет давать сам перед Богом. Потому, надо набраться мужества и начать молиться по благословенным молитвенным текстам Царского времени. Я думаю, что сейчас многие священники начинают об этом задумываться, а некоторые из них уже начинают потихоньку молиться за Царскую Богом установленную Власть. Может быть, это не быстрый процесс, но идет процесс осознания современным духовенством, необходимости выполнять Волю Божью. Сейчас мы наблюдаем среди священства рост почитания наших Богопомазанников!

Николай Земцов: Как произошёл выбор Вами Царского пути служения?
Отец Роман: Я, как священник Русской Православной Церкви сделал уже свой выбор. Я молюсь так, как молилось духовенство до революции, вынимаю частицу за Государя. Я считаю, что эта молитва правильная и она угодна Господу. Ведь каждый из нас хочет угодить Богу, и я хочу угодить Ему, понимая, что грешен. Я беру Служебник, вот он передо мной лежит, времен нашего Государя Александра III Миротворца, и по этому Служебнику молюсь о Царской Власти. В прошениях этой молитвы содержится ясный смысл, что без Государя нет самого благочестия и нет самой победы над врагами и супостатами. Потому, просто необходимо молиться за Государя, хотя бы потому, чтобы Он был. Если же говорить о том, как произошел в моей душе этот не простой выбор, то думаю, то знает Господь. Богу нашему Слава во веки веков. Аминь.

Николай Земцов: Часто СМИ формируют у священников не правильное представление о Царе, в том числе фильмы. Например, «Царь» Лунгина. Часто и М.П. в лице своих священнослужителей принимает участие в подобных проектах с чёткой антимонархической линией. Не эта ли причина такого негативного отношения к Русским Царям?
Отец Роман: Об этом фильме Лунгина я могу сказать следующее, как только он появился на экранах кинотеатров, у меня сразу возникла идея сделать радиопередачу о нем. И я сразу пошел в кино и посмотрел этот кровавый и весьма мрачный фильм. Конечно, как только стал смотреть его, то сразу возникло чувство тошноты и духовного отвращения к увиденному. Но, пересилив себя, всё же досидел до конца, вооружившись ручкой и блокнотом, в котором написал несколько важных пунктов.
Безмерная хула, оскорбление нашего Богопомазанника Святого Благоверного Царя Иоанна Васильевича безусловно поражает воображение в этом фильме. Наш Благоверный Государь показан там страшным преступником, радующимся, что льется кровь маленькой девочки, которую терзает дикий медведь. Эти ужасные сцены безусловно не для детских глаз. И рассчитаны они для того, чтобы убедить нас в том, что наш первый Святой Благоверный Царь Иоанн Васильевич якобы был палачом, маньяком и злодеем. Но мы должны четко понимать, что этот фильм противоречит Русской истории, несет в себе хулу на Богопомазанника, и само участие в таких фильмах приводит к смерти людей. Один из ведущих актеров России преставился: умер знаменитый Янковский, сыгравший митрополита Филиппа. И еще какая-то девушка, которая играла в массовке, тоже померла после этого фильма. Возьмем хотя бы одного священника, который там сыграл юродивого. Он сейчас уже оставил свое священническое служение и стал актером. Плохо это или хорошо, тут решает Господь. Но, этот священник перестал быть священником. Видимо этот фильм тоже повлиял на его судьбу, не прошел для него бесследно.
Ведь Господь наказывает всех тех, кто пытается хулить Царей, и обращается ко всем нам через Священное Писание: «Не прикасайтесь к Помазанным Моим», – вот заповедь Божия для всех, живущих на земле.
Мы знаем, что случилось с художником Репиным, когда он написал лживую картину, на которой Царь Иоанн Васильевич якобы убивает Своего сына, – у него после этого отсохла рука. Многие актеры писали, что когда их просили играть роль Царя Иоанна Грозного в театре или кино, и если там была какая-либо непристойная сцена, очерняющая Государя, то они отказывались. Потому как Господь может сильно наказать за эту хулу и грязь, которую распространяют на наших Святых Царей.

Николай Земцов: Как понимать восторженные или положительные отклики представителей духовенства об этом фильме?
Отец Роман: Если кто-то из духовенства поддерживает такой фильм, мы должны понимать, что творится в душе такого священника. Прежде всего, он вместе с автором этого фильма становится на путь хулы Православного Царя Богопомазанника, которого возлюбил Господь. Этот несчастный естественно несет полную ответственность за это перед Богом. Что будет с этим священником, то решает Господь. Личная судьба каждого, есть Промысел Божий о человеке. Но, если священник порочит Самодержавных Царей, то он будет лично отвечать перед Небесным Судьей. Это огромный грех, который он берет на себя. И конечно, это касается не только священников, но и архиереев и вообще всех, кто из духовенства пытается злословить Царей наших. «Не прикасайтесь к Помазанным Моим»,- эту заповедь Господь не отменял. А это значит не прикасаться даже праздным словом, тем более осуждением Царей. Вот только осудил Государя, сразу Господь может наказать за это. Бог конечно милосерд, терпелив, но есть всему свой предел. Если священник пишет, что в этом фильме мало крови пролилось, то завтра кто-то приходит, стреляет и убивает этого священника, проливая его кровь. Жалко конечно такого священника, и мы не знаем всего Промысла Божия о нем, но факт осуждения им Богопомазанника свидетельствует сам за себя.

Николай Земцов: Вопрос о соборности. Утвердив Синод Петр I ввел туда помимо епископов, архимандритов и белое духовенство. Могли там присутствовать и миряне – Царские сановники, то есть была соборность. Ныне мы наблюдаем обратную картину: обособление епископата, поместные соборы вообще не проводятся.
Отец Роман: Надо сказать, что такое обособление архиереев от Царской Власти не принималось нашими Богопомазанниками. И яркий пример тому, Петр Великий, который в Духовном Регламенте всё мудро расставил на свои места. Указал что есть Синод, включил в Его состав не только архиереев, но и представителей монашества архимандритов и представителей белого духовенства. Естественно, обособление архиереев и их желание только самим проводить властную линию в Церкви – это и есть то самое явление ереси папизма.
Вспомним древний Египет, как жрецы воевали против фараонов. Жрецы представляли собой замкнутую касту, обособлялись от народа, и естественно там были большие противостояния их по отношению к фараонам, Царям Египта. Это мы знаем из истории Египта.
А в истории многое повторяется. Если архиереи чувствуют себя такими вот жрецами, которые обособляются в отдельную касту, избранных князей, то только они начинают решать вопросы Церковного управления; а священство, монашество и миряне не участвуют в Церковной жизни. Понятно, что все это приводит к большим духовным проблемам в Государстве и внутри самой Церкви. Потому и многие решения, которые проводят иерархи в жизнь, не понятны простым верующим людям.
Например, по новому уставу, который был принят нынешними архиереями, любой приход, который создавала местная община, строила его, жертвовала на него, является собственностью местного архиерея, такого никогда не было. Всегда приход принадлежал общине, которая могла самостоятельно вести дела и распоряжаться в храме. По новому уставу все властные полномочия получил только архиерей. Он является хозяином любого прихода в своей епархии, может придти и выгнать общину, набрать совершенно других людей, которые вообще не строили ничего, поставить другого настоятеля. А гонимая община, которая строила, что-то делала в этом храме, она остается ни с чем. Вот пример самоуправства нынешних епископов, и конечно среди духовенства есть много не довольных, многие миряне не понимают этих действий.
Многие сейчас находятся в смущении, почему некоторые епископы встречаются с папой Римским, почему целуют ему руку, народ этого не понимает. Все оправдания, что мол папа есть Римский монарх и по этикету ему надо целовать руку – не проходят. Народ видит конкретные отступления от Православной Веры.
Простой человек задает нам священникам такие вот нелицеприятные вопросы. И чтобы нам на них ответить, приходится набираться смелости. Потому что, если священник идет против официальной линии епископата, сразу же подвергается гонениям. Но, Правда Божья одна, и священник, как не крути, должен нести Правду в народ.
Конечно, этот вопрос о обособлении епископата от народа, будет до тех пор актуальным, пока нет Царя на Русской земле. Как только Господь пошлет Государя, этот вопрос сам по себе отпадет.

Николай Земцов: Почему пала Византия, Второй Рим?
Отец Роман: Византийская Империя пала, потому что была принята Флорентийская уния. Но пала Она не сразу после принятия унии. Был такой великий подвижник, как Святитель Марк Эфесский, который не принял унию. Таким образом сопротивление ереси конечно было, но само по себе согласие с ересью папизма привело к ослаблению духовных сил в Империи. Турки стали бить православных христиан, и Господь отнял Благодать, которая защищала Константинополь. В результате Византийская Империя пала. Но по Промыслу Господа от Басилевсов преемство Богопомазанничества перешло на наших Русских Царей. Первый наш Государь Богопомазанник – это Иоанн Васильевич Грозный, а еще до Него старец Филофей написал Его Отцу, Великому Князю Василию Третьему, что Москва – это Третий Рим, а четвертому не бывать.

Николай Земцов: Почему не рухнул Третий Рим, Российская Империя, ведь Она пережила страшные испытания, Она была уничтожаема почти до основания. Благодаря чему или Кому есть еще Россия?
Отец Роман: Благодаря нашему Святому Царю Искупителю Николаю Александровичу, который отдал Свою жизнь за Свой народ. И пожертвовав Собой, Он заслонил Россию, спас Русский народ от полного уничтожения. Государь понимал, что Своей жертвой, а жертвой была Его жизнь, Он спасает будущее Царской России. Потому Русский народ «от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного Государя», как сказал Святой Авель Тайновидец Святому Благоверному Императору Павлу Петровичу.

Николай Земцов: Вопрос о настоящих Новомученниках – Царской Семье.
Отец Роман: Настоящие Новомученники, это те, кто отдали свою жизнь за Царя. Ведь первыми Новомученниками были воины, которые сражались за Царя при взятии Константинополя. Они все полегли рядом со Своим Императором. Они Церковью были так прославлены, потому как отдали свою жизнь за Государя. А кто у нас являются в этом смысле Новомученниками? Это Царица Александра, Царевич Алексей, Великие Княжны: Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Святой Новомученник Григорий Новый – Друг Царский, о нём Сам Государь писал что это Друг с большой буквы. Это все те, кто отдал свою жизнь за Государя, все они являются Новомученниками. Это действительно настоящие Новомученники. Те же клятвопреступники, что предали сначала Господа Бога, а затем Царя, изменили присяге Императору, они конечно Новомученниками быть не могут – это будет ложью. Новомученники – это прежде всего верные Государю люди, Его преданные слуги, которые пошли на смерть за Него. Например, это граф Келлер, митрополит Питирим (Окнов) и те не многие, что последовали за Ним в ссылку.

Николай Земцов: Верите ли Вы в Воскресение России по слову Серафима Саровского?
Отец Роман: Воскресение России обязательно наступит, так Господь открывает нам через Преподобного Серафима Саровского. Это будет подобно духовному взрыву. Это будет проповедь Евангелия Царствия всему миру. Россия скажет свое слово.
Представим себе наших врагов, которые сделали всё, чтобы объединенная мощь Запада и США работала на уничтожение России. И вот сейчас они торжествуют некую свою призрачную победу. Они думают, что Россия никогда не встанет, никогда не воскреснет. И перед их изумленными глазами, вдруг воскресает Россия!
Это событие мирового масштаба, которое коснется всех живущих на земле. Те, кто будут хотеть быть с Богом, будут размышлять над тем, чтобы приехать в Россию, потому что здесь будет Спасение.
Российская Империя станет реальностью, все вдруг увидят, что Она есть. Единая неделимая Россия! Украинцы узнают, что они Русские люди, малороссы. Все мы осознаем себя единым Русским народом. Будет великая радость, торжество добра над злом. Потому и надо молиться за Царя, чтобы приблизить этот светлый час.
Как Лазаря четверодневного воскресит Господь Россию к ужасу и изумлению Ее врагов! И повелит, чтобы Она вышла из склепа своего нынешнего греховного состояния на последнюю битву двух Царств, в которой она должна победить.
Грядущему Государю Победителю надлежит собрать под Своим скипетром всех верных Православию и умертвить своего антипода–антихриста. И эта грядущая победа уже предначертана на нашем Российском Гербе–Всадник (Царь), поражающий змея ( антихриста). Так что у нас всё впереди!
Только нам Русским людям надо осознать, что мы согрешили, согласно слову нашего Государя, Святого Царя Искупителя Николая Александровича, изменой, трусостью и обманом. Если мы по слову Государя осознаем наш грех, то нам нужно явить дела противоположные совершенным, вместо измены надо явить верность Царской Власти, вместо трусости надо явить смелость, вместо обмана и лжи явить Правду. И воскреснет Царская Россия, и мы победим, потому что с нами Бог. Аминь. И Богу нашему Слава!

«СВЯЩЕНСТВО И ЦАРСТВО» Читать онлайн>>>

If you found an error, highlight it and press Shift + Enter or Сообщить об ошибке to inform us.